Новости Донбасса
novosti.dn.ua
БЕСПЛАТНО – В App Store
скачать

Сталинские геноциды

Сталинские геноциды

Мы связываем современный мир с удобством. Быстрая еда и езда, одежда по цвету и по выбору, масс-медиа, которые отвечают нашим вкусам и прихотям и т.д. и т.п. Все это призвано избавить нас от голода и холода, с которыми была связано жизнь если не наших родителей, то дедов и прадедов. Во многих, если не в большинстве случаев, старые традиционные общества "голода и холода" были уничтожены не столько технологическими инновациями, сколько насилием. В этом смысле Освенцим является таким же символом модерности, что и поезда и Интернет.

К такому выводу подводила, среди прочих, предыдущая книга американского историка Нормана Наймарка "Огни ненависти". В ней он показал, насколько этнические чистки были привычным явлением в ХХ веке. Нет сомнений, что Холокост был исключительным по своему характеру и масштабу человекоубийства. Но он не был, однако, уникальным. Подобные массовые убийства - хотя и в не таких масштабах - встречаем на протяжении всего "короткого" XX века, от его начала (геноцид армян 1915 г.) вплоть до его конца (убийство боснийских мусульман в 1995 г.).

Главным тезисом новейшей книги Наймарка "Геноциды Сталина" является утверждение, что политика Сталинских репрессий 1930-х годов тоже должна быть трактована как геноцид.
Этот тезис не является новым. В последние годы все больше историков, политиков и публицистов соглашаются, что отдельные Сталинские репрессии - как украинский голод или убийство польских офицеров в Катыни - таки имели характер геноцида. Наймарк идет, однако, дальше. Он предлагает не отделять одни репрессии от других, а говорить скорее о геноцидальном характере всего Сталинского режима, который "убивал систематически, а не эпизодически".

Книга Наймарка не является монографией. Она является, скорее, одним длинным (160 страниц с примечаниями) эссе, разбитым на несколько разделов. Не все эти разделы, а также их необходимость, являются до конца убедительными. Скажем, книга могла бы спокойно обойтись без отдельного раздела о Сталине. Наймарк утверждает, что сталинские геноциды нельзя отделить от личности самого Сталина. Массовые репрессии в СССР были до Сталина и после него - однако геноцидального характера они достигли лишь при нем. Наймарк пробует найти связь между фигурой Сталина и "его" геноцидами. Но вместо анализа читатель получает короткий пересказ биографии Сталина, который оставляет главный вопрос все таки без ответа. Единственное, что удается Наймарку, то это отвергнуть аргумент о якобы параноидальном характере Сталина. Для параноиков характерно время от времени впадать в глубокую депрессию. Это состояние, однако, не был замечено за Сталиным (за исключением - добавлю от себя - короткого периода в самом начале Великой Отечественной войны летом 1941 г.)

Как по мне, книга имеет два главных достоинства. Во-первых, она определенно и убедительно показывает, что международное правовое определение "геноцида" не является нейтральным. Оно носит на себе отпечаток политического компромисса. Поэтому в научных дискуссиях оно не может быть тем абсолютным мерилом, по которому определяют геноцидальний характер тех или иных массовых репрессий. Во-вторых, Наймарк настаивает, что во многих случаях жертвы репрессий не были настоящими врагами советского режима - часто их преступления существовали лишь в воображении Сталина и его приспешников. Это, однако, не отрицает самого факта, что Сталинские репрессии таки были геноцидом.

Относительно первого, то его стоимость является особенной учитывая то, как часто российские политики и их сателлиты используют Конвенцию ООН о предотвращении и наказании преступлений геноцида (декабрь 1948 г.), чтобы оспорить геноцидальний характер тех или иных советских преступлений.

Наймарк доказывает, что эта конвенция стала жертвой политических манипуляций со стороны ее главных архитектора. Главная манипуляция заключалась в том, что в окончательной формулировке в угоду СССР список жертв геноцида был сведен только к этническим и национальным группам. Зато почти все предыдущие версии конвенции ООН включали в себя широкое определение геноцида - т.е. во внимание принимались еще и политические и социальные группы.

Это была точка зрения, которую отстаивал - правда, непоследовательно - сам автор концепции Рафаэл Лемкин. Впервые само понятие "геноцид" Лемкин предложил в книге "Власть Оси в оккупированной Европе" (1944). Тогда под его определение геноцида подпадали только уничтожение наций и этнических групп. Следует, однако, учитывать, что книга появилась во время войны и под грифом американского военного департамента.

Соответственно, и автор, и правительство США избегали всего, чтобы могло бы разозлить СССР, главного американского союзника. После войны Лемкин пробовал ввести шире определение геноцида, а в начале 1950-х годов даже отнес к нему и советские преступления. Особенно много усилий он вложил в Нюрнбергский процесс. Там, однако, Лемкин наткнулся на сильное сопротивление советской стороны.

Наймарк обращает внимание на характерную деталь, которую пропускают большинство историков: почти вся советская делегация на Нюрнбергском процессе состояла из людей, которые были непосредственно причастны к организации и проведению показательных Московских процессов 1936-1938 г. Непосредственной задачей этих людей было делать все возможное, чтобы во время Нюренберга ни разу не всплыли воспоминания о сталинских репрессиях. Это им удалось, но лишь отчасти: адвокаты нацистов все же ссылались на советские репрессии, последовавшие за пактом Молотова-Риббентропа. Советская делегация была возмущена тем, что Западные союзники позволили сломать "джентльменское соглашение" не вытаскивать на свет Божий любые упоминания о преступлениях самих победителей. Однако ей удалось в конце концов "убедить" суд, что вина за расстрел 22 тыс. польских офицеров под Катыни в 1940 г. падает на нацистов.

После Нюренбергского процесса главной ареной борьбы стала вновь ООН. Советская сторона настаивала на том, что включение политических групп в определение геноцида подорвет его "академический" характер. Эту позицию, кроме коммунистических сателлитов, поддержали Аргентина, Бразилия, Доминиканская республика, Южная Африка: правительства каждой из этих стран боялись, что в случае принятия расширенной формулировки "геноцида" их собственные расправы с политической оппозицией тоже могут подпасть под это определение.

Со своей стороны, советская сторона предложила отнести к геноциду все акты, направленные на уничтожение не только отдельным национальных и этнических групп, но их культуры. В таком случае на правительство США тоже падала тень геноцида учитывая его политику относительно коренных индейцев. В конце концов было принято выгодное всем узкое определение "геноцида" - а ценой компромисса было исключение из числа жертв "политических и социальных" групп.

Что означает такое исключение, Наймарк показывает на примере советских репрессий во время коллективизации. Главным средством принуждения загнать крестьян в колхозы был террор - а его жертвой стали около 10 млн. т.н. "кулаков".

Они были "так называемыми", поскольку картина, которую рисовала советская пропаганда, о классовой борьбе в деревне между "бедняками" и "середняками", с одной стороны, и "кулаками", с другой, была плодом воображения, незнанием, а сознательным пренебрежением реалий: в действительности, перед лицом общей угрозы со стороны городских коммунистов село демонстрировало сильную солидарность всех крестьян, богатых или бедных. Поэтому "кулаки" были вымышленного категорией - или, как называет ее Наймарк, "мнимым социальным врагом" - в которую могбыть легко зачислен каждый крестьянин, который не хотел идти в колхоз.

Воображаемый характер этой категории не спас тех, кто к ней был отнесен, от реальных массовых репрессий. Масштабы этих репрессий невозможно оценить с точностью: между 1929 и 1932 ок. 10 млн. "кулаков" были выселены из своих домов; только в одном 1930 году 20 тыс. из них были расстреляны; в нач. 1932 г. из 500 000 выселенных ок. 30% умерло и т.д.

По своей масштабности или точностью, статистику жертв коллективизации не удастся сравнить с хорошо посчитаным числом жертв Холокоста или армянского геноцида. К тому же, многим, если не большинству "кулакам" и их семьям, удалось выжить. Это, однако, не отрицает факта, что "ликвидация кулаков как класса" имела характер геноцида.

Во-первых, обращает внимание Наймарк, ее проведение было поручено карательным органам, и Сталин сам наблюдал за проведением операции - особенно за тем, чтобы ни один сопротивленец не остался безнаказанным, и чтобы "кулачество" было ликвидировано полностью.

Во-вторых, жертвами репрессий были не только сами кулаки, но и все - без исключения! - члены их семей. В том смысле, "кулачество", как и "еврейство" было сведено к генетическому уровню: оно было врожденным, и его нельзя было избавиться.

В-третьих, в ходе кампании репрессий, жертвы были превращены в абсолютно дегуманизированный образ врага - что является характерной чертой всех геноцидов ХХ века.

Если можно и иметь определенные сомнения относительно зачисления "ликвидации кулаков как класса" в число геноцидов, то таких значительно меньше при рассмотрении украинского голода.

Правда, в разделе об украинском голоде Наймарк делает немало оговорок - поэтому весь его текст помечен оговорками вроде "should", "would", "some", но он склонен причислять украинский голод в акты геноцида на основании даже узкого определения.

Логика Наймарка здесь сложнее логики Ющенко, но именно поэтому она заслуживает большего внимания: Сталин не говорил о том, чтобы истребить всех украинцев или казахов - Сталин говорил об уничтожении определенных условий повседневной жизни земледельцев в Украине или кочевников в Казахстане, которые (условия) делали их именно украинцами или, соответственно, казахами.

Причем, нет большого значения насколько "оправданы" были эти репрессии - то есть украинцы были настоящими врагами Сталина, а их неприязнь существовала только в его воображении.

Сталин мог ошибаться в своих оценках национального сознания украинского крестьянства, или относительно связи крестьянских восстаний с подпольной деятельностью украинских националистов и польских агентов в Украине. Что, однако, имело значение: эти "ошибки" стоили жизни нескольким миллионам людей!

Более того, по мнению Наймарка, украинский голод был только одной, хотя и очень важной, частью более широкой программы подавления любого сопротивления среди национальных групп, больших и малых.

По мере своего нарастания сталинский террор становился все меньше социальным и все больше национальным. Поворотным пунктом стал Большой Террор 1937-1938 годов: именно в 1937 г состоялась первое тотальное выселение целой этнической группы - корейцев из Дальнего Востока в Казахстан и Узбекистан - за которым последовали другие.

Есть разные объяснения "национализации" сталинского террора. Часть историков считает, что одной из главных причин было стремление советского центра к гомогенизации населения и нетерпимости к любым проявлениям автономии на местах. В отдельных случаях речь шла, однако, о выражении личного и хорошо задокументированного предубеждения и даже ненависти Сталина к отдельным нациям - как, к примеру, полякам, или, позже, евреям.

Другие этнические группы считались безнадежными пережитками прошлого, а потому "непригодными" для социализма: архивные документы с 1930-х годов свидетельствуют, что даже чеченские партийные боссы не позволяли своим женщинам заниматься любой хозяйственной деятельностью вне семьи. Вслед за Александром Некрич Наймарк причисляет к нациям, которые не вызывали доверия Сталина (mistrusted nations), и украинцев.

Террор против отдельных национальностей Сталин сопровождал сознательным возвышением россиян: они служили как бы моделью образцового советского народа.

Сталинская политика никогда не была однозначной - она всегда была соткана из внутренних противоречий. С одной стороны, она стремилась установить тотальную однородность, с другой стороны, даже во время большого террора Кремль не прекращал полностью политику коренизации.

Два последних разделы книги, посвященные Великому Террора 1937-1938 годов и сравнению преступлений Сталина и Гитлера, содержат наиболее далеко идущие выводы, а потому, предполагаю, вызовут больше всего споров.

Большой Террор очень тяжело определить как геноцид, потому что его жертвой была выбрана отдельная этническая, социальная или политическая группа. Наймарк, однако, считает, что сам масштаб репрессий говорит в пользу геноцида, а не просто террора - по той же логике, по которой геноцидом называют преступления Пол Пота.

1937 год нельзя отрывать ни от предыдущих, ни от последующих волн Сталинских репрессий: террор начал жить своей собственной жизнью и развиваться по своим собственным законам, часто по инициативе низших ступеней карательных органов, которые соревновались между собой в выполнении и перевыполнении высланных сверху квот.

В этом смысле логика сталинской репрессивной системы очень напоминала активность нацистских бюрократов, которые наращивали масштабы истребления евреев даже в отсутствие прямых указаний Гитлера. В любом случае, если Большой Террор и не был геноцидом, то он - считает Наймарк вслед за другими историками - был советским вариантом "окончательного решения" или "политическим холокостом".

Книга Наймарка уже отмечается в Украине теми, кто считает голодомор геноцидом. Недавно уведомления о ее выходе прошло даже бегущей строкой на "5 канале". Понятно, что даже очень научные книги, но написанные на такие темы, неизбежно становятся инструментом в политической борьбе. К тому же в такой стране, как наша : нет пророков в своем отечестве, и историческим аргументам, которые приходят из-за границы (неважно из западного или восточного) у нас верят больше, чем трудам украинских историков.

Тех, кто, однако, захочет использовать книгу Наймарка в политических целях, хочу предостеречь: она не  о голодоморе или только о голодоморе. Она скорее показывает, насколько наш современный мир и мир в нем является хрупким и нестабильным. И если мы теряем чувствительность и понимание этой хрупкости, мы рискуем повторением массового насилия и массовых убийств.

НОВОСТИ ДОНЕЦК / ЛУГАНСКВСЕ
21:07
В «ЛНР» заявили о невозможности получения «паспортов» некоторыми боевиками
19:46
30% от суммы штрафов пойдет на повышение зарплат некоторых сотрудников «миндоходов ДНР»
18:29
Сотрудников «МВД ЛНР» обвинили в использовании конфискованного транспорта граждан
16:56
Фото дня: Донецк сегодня
16:34
У Захарченко рассказали, что шахта Засядько «переживает трудные времена»
15:49
Российский политик: Манекин находится с переломанной ногой в СИЗО Донецка
13:57
В «ЛНР» задержанного «начальника ОБНОНа» обвинили в пытках
13:36
«ДНР»: На шахте в Макеевке травмирован горняк
12:57
«Депутат ЛНР» обвинил главу «МВД ЛНР» в захвате чужого дома в Луганске
11:01
«ДНР» решила выдать продуктовые наборы горнякам шахты Засядько
21:18
Главное за выходные: рокировка в «ГПУ ЛНР» и условия открытия нового КПВВ
16:33
Стрелков вызвал Ходаковского на дебаты. Тот согласился, но без «шоу»
16:26
Фото дня: Донецк сегодня
16:10
Бородай обвинил Ходаковского в получении денег от Ахметова
15:19
«Генпрокурор ЛНР» заявил об отставке
23:00
Пытки и рейдерство в «ЛНР», и работа за еду в Донецке. Главное за 23 октября
22:41
СБУ опровергла сообщение о покушении на Порошенко в Авдеевке (обновлено)
22:06
Судье по делу о ведении стрельбы лидером ОУН объявили об отводе
21:07
В «ЛНР» заявили о невозможности получения «паспортов» некоторыми боевиками
20:20
Работу Гройсмана одобряет 1,5% украинцев, – опрос
19:46
30% от суммы штрафов пойдет на повышение зарплат некоторых сотрудников «миндоходов ДНР»
19:10
ФСБ РФ: На границе после перестрелки задержан гражданин Украины
18:29
Сотрудников «МВД ЛНР» обвинили в использовании конфискованного транспорта граждан
18:29
«Депутат ЛНР»: В здании «МВД» в Луганске был застрелен сотрудник-россиянин
17:37
В Мариуполе за взяточничество будут судить двух сотрудников прокуратуры
16:56
Фото дня: Донецк сегодня
16:50
Переселенец, с которым пила кофе Марина Порошенко, рассказал, как остался без работы
16:34
У Захарченко рассказали, что шахта Засядько «переживает трудные времена»
16:29
Минюст: на неподконтрольном Донбассе выявлено более 200 случаев сексуального насилия
16:15
Трех депутатов Бахмутского горсовета оштрафовали за не вовремя поданные декларации
ВИДЕО
В «ЛНР» задержанного «начальника ОБНОНа» обвинили в пытках
Его действия назвали «изощренными методами в лучших традициях фашизма».
23 октября, 13:57
«Депутат ЛНР» обвинил главу «МВД ЛНР» в захвате чужого дома в Луганске
«Министр» заявил «депутату», что даст «исчерпывающий ответ в письменном виде».
23 октября, 12:57
Мариуполь учится гуманному обращению с животными
Организация Animal ID насчитала в Мариуполе от 3 до 4 тысяч бездомных животных.
23 октября, 08:12