Новости Донбасса
novosti.dn.ua
БЕСПЛАТНО – В App Store
скачать

В борьбе с «дезой». Что получат украинские журналисты вместе со штрафами

В борьбе с «дезой». Что получат украинские журналисты вместе со штрафами

Фото: zn.ua Фото: zn.ua

Украинская власть намерена жестко наказывать журналистов и медиа за фейки и недостоверную информацию. Для этого Минкульт в лице его главы Владимира Бородянского в январе презентовал проект закона о борьбе с дезинформацией.

«Задача очень простая – не создавать информации, которая не основана на фактах. Если, создавая информацию, вы высказываете оценочное суждение и говорите: “Я так думаю”, - вы имеете право. Закон это не регулирует. Но если вы искажаете факт – это дезинформация», - поясняет министр.

Согласно проекту, за дезинформацию СМИ могут оштрафовать на сумму до 9,5 миллионов гривен. Автора фейка могут даже посадить в тюрьму на срок до 7 лет.

Но инициаторы проекта наткнулись на целый ряд конституционных «нет». Журналисты, медиаэксперты и правозащитники выступили в защиту прав и свобод медиа, а международные организации их поддержали.

«Попытка ввести уголовную ответственность за распространение дезинформации может привести к преследованию журналистов просто за то, что они выполняют свою работу. Более того, власть должна воздержаться от создания органов, ответственных за мониторинг и фильтрацию контента. Бороться с дезинформацией и фейками необходимо, но не за счет ограничения свободы СМИ», - резюмировали в Мониторинговой миссии ООН по правам человека.

В анализе законопроекта общественная организация «Интерньюз-Украина» подчеркивает, что система штрафов должна быть пропорциональной, то есть государство должно брать во внимание размер и цели компании-нарушителя, если информацию распространяет посредник. Эксперты поясняют: санкции, которые, условно говоря, можно теоретически применить к большой корпорации вроде Facebook, нельзя применить к маленьким местным компаниям со значительно меньшими бюджетами. Кроме того, что проект закона не учитывает масштабы и возможности того или иного медиа, он также не различает масштаб вреда, который может нанести тот или иной фейк.

Необоснованно большие штрафы могут существенно «охладить» свободу слова в Украине, даже если речь идет об общественно важной информации.

«Однако, например, исследования имплементации (закона о защите прав сети в Германии, - ред.) German Network Enforcement Act показали, что опасения чрезмерной блокировки пользовательского контента не оправдались, поскольку из 1700 жалоб на контент, размещенный в Facebook, модераторы удалили только 300 постов. Поэтому эти опасения могут оказаться беспочвенными и в Украине», - рассуждает автор исследования Лидия Волкова.

После того как украинское правительство получило ряд критических замечаний к предложенному законопроекту, документ не отложили в сторону, как и саму идею создания закона о борьбе с дезинформацией. Проект закона дорабатывают и уже скоро планируют презентовать.

Само существование закона, который позволил бы сделать информпространство Украины «чистым» в условиях вооруженной агрессии – вполне оправданная инициатива, учитывая, что страна сегодня довольно часто подвергается информационным атакам. Но столь важный закон, среди прочего, не должен стать инструментом расправы с неугодными журналистами.

«Я уверена, что закон о дезинформации нужен Украине, но тот проект закона, драфт, который обговаривается сейчас, не решает вопросы, а наоборот создает новые. Определить, что такое дезинформация очень сложно. Если фейк появился в результате неправильно поданного фактажа, можно доказать. А если это не фейк, а манипуляции? Это очень скользкая дорожка, по которой могут быть злоупотребления с точки зрения ущемления свободы слова», - считает нардеп от «Слуги народа», член комитета ВР по вопросам свободы слова Татьяна Цыба.

«Железные» гарантии взамен на миллионные штрафы?

Проект закона не только о штрафах и уголовной ответственности для тех, кто пойман на лжи и манипуляциях. Он также обещает журналистам привилегии, но не всем, а лишь «профессиональным». Быть профессиональным журналистом, значит, иметь пресс-карту, выданную новой организацией - Ассоциацией профессиональных журналистов Украины - ее создадут после принятия закона. Помимо помощи с похоронами профессиональным журналистам гарантируют 36 дней отпуска, досрочную пенсию в случае ранения или увечья, а также единоразовую выплату из бюджета при травме или смерти (от 106 тысяч до 212 тысяч гривен).

Законопроект о дезинформации - узкопрофильный, он не должен замещать собой или дублировать законы «Об информации», «О печатных СМИ», «О телевидении и радиовещании», «О доступе к публичной информации» и другие. Но, столь жесткие нормы проекта о дезинформации должны быть уравновешены, как минимум, гарантиями безопасности журналистов и их доступа к публичной, а также общественно важной информации. Государство должно это делать вне зависимости от системы поощрения-наказания, потому что журналист имеет право на беспрепятственное получение публичной информации. В конце концов, максимальная открытость и хорошо выстроенная коммуникация чиновников с журналистами дает меньше поводов для появления фейков или неточной информации. Но так ли это украинских реалиях?

По данным Генпрокуратуры, в 2015 году правоохранители зафиксировали 85 нарушений прав журналистов. Спустя три года – в 2018-м таких преступлений в Украине было в два раза больше – 177. Они касались не только препятствования профессиональной деятельности, но и угроз, насилия, покушений на жизнь, уничтожения или повреждения имущества.

Международная федерация журналистов в ноябре прошлого года включила Украину в список пяти небезопасных стран для работы СМИ. По данным организации, с 1995 года в Украине было убито 16 работников СМИ, включая семь иностранных (1 – гражданин Италии, 6 – граждане России). Большинство из этих убийств по-прежнему расследуют, однако прогресса почти нет.

Одно из самых распространенных нарушений – отказ журналистам в аккредитации в органах местного самоуправления или госструктурах. Если даже журналиста аккредитовали, но не сообщили ему о предстоящем мероприятии, или пригласили только «избранных», ответственности за такое никто не понесет. К тому же, органы местного самоуправления, как Верховная Рада или Кабинет министров, могут проводить отдельные заседания в закрытом режиме – спикеры и пресс-служба в свою очередь обязаны сообщить прессе о принятых решениях по итогу закрытых заседаний. Таким, например, было заседание комитета Верховной Рады по вопросам национальной безопасности, обороны и разведки после атаки боевиков в Луганской области 18 февраля. Но если мероприятие открытое, отсутствие аккредитации не может быть основанием для отказа журналисту в доступе.

Редактор газеты «Дружковка на ладони+» Антон Зайцев говорит, что изданиям, лояльным к местной власти гораздо проще работать в городе, чем журналистам, которые хотят писать беспристрастно и открыто выражать свое мнение. В небольших городах Украины, к сожалению, подобный расклад сил стал традиционным. По словам Зайцева, в редакцию «Дружковка на ладони+» летом-2019 приходили люди в камуфляже, которые угрожали журналистам из-за их профессиональной деятельности. Итогом угроз стало заявление журналистов в полицию, но пока об этом деле ничего неизвестно. По словам редактора газеты, не все заседания городских чиновников открыты для прессы. 

«Городская власть не информирует журналистов о событиях, проходящих в городе, и не приглашает на мероприятия. С октября 2019 года аппаратные совещания у и.о. городского головы Ирины Бучук стали проходить в закрытом режиме и туда не допускают журналистов. В то время как в соседнем Краматорске их транслируют в режиме онлайн», - отметил Зайцев.

Чтобы отстоять свое право на доступ к публичной информации, редакция решила обратиться в комитет Верховной Рады по вопросам свободы слова. Представителей местной власти на заседании комитета не было – «очной ставки» не получилось. Однако выяснилось, что у Дружковского горсовета есть порядок аккредитации СМИ, но им не пользуются ни журналисты, ни чиновники.

Министр культуры, молодежи и спорта Владимир Бородянский, который называет себя идеологом проекта закона о дезинформации, говорит, что во время доработки документа можно будет ввести штрафы для тех, кто нарушает права журналистов, например, отказывая им в доступе к публичной информации.

«Давайте предусмотрим законом, что будет штраф за отказ в аккредитации профессиональным журналистам», - предложил он во время дискуссии с журналистом в эфире «Громадського».

Бородянский заявил, что действующее законодательство «неидеально» защищает сегодня журналистов в Украине.

«Защита не так как надо, но происходит. Неидеально, плохо, но законом предусмотрено… Наша задача сделать такую защиту сильнее. Но важно, чтобы в журналистском сообществе поняли, что этот человек является профессиональным журналистом, он выполняет все этические нормы, а этот – нет… Вы сами должны это делать, не государство. И закон это предусматривает», - сказал министр.

По его мнению, Украина может одновременно усилить защиту журналистов и вынудить их заниматься саморегулированием. 

«Вы говорите: “сначала расследуйте преступления, а потом занимайтесь саморегулированием”. Это вообще неправильная постановка вопроса. Эти вопросы не исключают друг друга. Гражданин имеет право на получение правдивой информации, мы как государство, как общество должны это право обеспечить», - высказался Бородянский.

Может ли Украина справиться с дезинформацией без «драконовских» методов для медиа?

Во-первых, как уже было отмечено, чрезмерное вмешательство государства во внутреннюю политику украинских редакций может никак не повлиять на качество информации в СМИ, а лишь подтолкнет их к самоцензуре. А во-вторых, да, Украина может сделать свое население медиаграмотным, но это не исключает штрафы для СМИ.

Представитель ОБСЕ по вопросам свободы СМИ Харлем Дезир перечислил несколько ключевых пунктов в борьбе с дезинформацией:

  • саморегулирование
  • поддержка профессиональных стандартов журналистики и инициатив по проверке фактов
  • развитие медийной грамотности
  • независимость СМИ
  • разнообразие источников для опровержения ложной информации

Но медиаграмотность может не сработать там, где реакция на информационную атаку должна быть молниеносной, как и сама атака.

«Безусловно, такие “позитивные меры”, как медиаграмотность и верификация информации - важные элементы общей политики по противодействию дезинформации. Однако по своему характеру они являются долгосрочными и требуют добросовестного использования в течение длительного времени для достижения ощутимых положительных результатов. В том числе и в Украине в той или иной степени они применяются уже в течение последних пяти-шести лет. Зато влияние целенаправленных организованных информационных кампаний может быть молниеносным и приводить к серьезным последствиям до того, как долгосрочные методы вообще смогут подействовать», - отмечают в «Интерньюз-Украина».

К тому же эксперты отмечают, что пока нет фундаментальных академических исследований, которые бы доказали эффективность медиаграмотности в борьбе с дезинформацией. Также нет исследований, показывающих, что потребители дезинформации одновременно ознакомятся и с факт-чекинговым материалом – это могут оказаться совершенно разные аудитории, чьи медийные предпочтения не пересекаются.

«Именно поэтому параллельное применение мер оперативного характера, например, штрафные санкции не противоречат внедрению долгосрочных стратегических программ по развитию и поддержанию устойчивости общества к вредным информационным воздействиям», - считают эксперты «Интерньюз-Украина».

***

Проект закона совершенствуют, но все же нет гарантий того, что Украина в ближайшее время получит идеальный документ, который бы защитил общество от фейков и одновременно с этим обеспечил здоровые отношения между журналистами, чиновниками, госорганами и бизнесом.

НОВОСТИ ДОНЕЦК / ЛУГАНСК ВСЕ
20:53
Следующий обмен состоится накануне Пасхи: стороны договорились о списках и дате
20:21
«ЛНР» останавливает пассажирские перевозки в Россию с 10 апреля
17:53
«ДНР» заявляет уже о семи случаях коронавируса в ОРДО
17:00
В «ДНР» объяснили, кто должен носить маски в Макеевке
15:45
«ЛНР» сообщила о шести случаях коронавируса
15:33
«ЛНР» отправила на обсервацию в больницы больше 200 человек из-за COVID-19
12:14
«ДНР»: С подозрением на коронавирус госпитализированы 13 человек
10:38
«МГБ работает». Глава «ДНР» пригрозил анонимным Telegram-каналам
09:17
На неподконтрольной Луганщине выкопали «копанку» в черте города
08:24
ОБСЕ зафиксировала нарушение отведения вооружения на Донбассе
07:36
«ДНР» скрывает случай смерти от коронавируса, заявили в Минреинтеграции
22:20
По обе стороны от КПВВ: коронавирус и другие новости дня
21:16
В ОБСЕ опровергли оказание помощи для пересечения блокпостов на Донбассе
17:35
«ДНР» заявила о шестом заболевшем коронавирусом
16:38
«ДНР» уже получила больше двух миллионов рублей от нарушителей карантина
20:53
Следующий обмен состоится накануне Пасхи: стороны договорились о списках и дате
20:21
«ЛНР» останавливает пассажирские перевозки в Россию с 10 апреля
19:40
Еврокомиссия выделит Украине 190 млн евро для борьбы с коронавирусом
18:55
СМИ: Украина инициирует круглосуточные переговоры в ТКГ
18:22
Военный получил ранение на Донбассе с начала суток
17:53
«ДНР» заявляет уже о семи случаях коронавируса в ОРДО
17:00
В «ДНР» объяснили, кто должен носить маски в Макеевке
16:45
СМИ: В Донецкой области военнослужащий покончил с собой
16:00
СБУ: В «Донецкоблгазе» начисляли населению несуществующие долги
15:45
«ЛНР» сообщила о шести случаях коронавируса
15:33
«ЛНР» отправила на обсервацию в больницы больше 200 человек из-за COVID-19
15:31
Офис генпрокурора расследует правомерность увольнения судей ВСУ Порошенко
14:50
Церковь и коронавирус: ситуация в храмах на Донбассе ►
14:47
На Донетчине выявили коронавирус у медработницы
13:46
Кабмин запретил в период карантина снимать с учета переселенцев