Антон Клименко: "Сегодня можно потерять "Нашу Украину", но непозволительно Украину"

Антон Клименко: "Сегодня можно потерять "Нашу Украину", но непозволительно Украину"


13:19 / 14.07.2008 — Новости Донбасса

«Как демократ, майдановец, как патриот Донбасса я не могу позволить себе дальше работать в том образовании, в которое выродилась моя партия», - прозвучали в июльском затишье политического Донбасса слова некогда самого молодого политика в регионе. Так на своей пресс-конференции бессменный лидер донецкого отделения “Наша Украина” Антон Клименко  заявил о сложении полномочий руководителя и своём выходе из партии вообще.

Безусловно, протестный демарш лидера донецких оранжевых это ощутимый удар по правящей партии. Ведь для партий, входящих в нынешнюю коалицию Донецкий регион всегда был плацдармом, на котором необходимо закрепиться, чтобы бороться за голоса на Востоке страны. И теперь лидер одной из самых активных, отстаивавшей идеалы Майдана, партий в области решил уйти. Сам, не под давлением, но из-за киевского руководства. 

«Я принял решение. Решение не эмоциональное, а ответственное и взвешенное. Я сложил с себя полномочия главы Донецкой областной организации Народного Союза «Наша Украина». Но самым сложным для меня было решение о прекращении членства в партии. Я не меняю своих политических взглядов, и в повседневной жизни я всегда буду отстаивать идеалы Майдана, за которые боролся и которые никогда не станут для меня просто пафосной риторикой», - на пресс-конференции, названной самим главным героем «Путь от романтизма к разочарованию» было сделано немало громких и неоднозначных заявлений.

«Нашу Украину» сложно назвать самой массовой политсилой в регионе, однако свои функции инициирования, контроля и оппонирования, а иногда лоббирования она выполняла достаточно грамотно. Не в последнюю очередь благодаря персоне своего руководителя. Несмотря на в сотни раз превосходящие в области силы “регионалов” ДОО “Наша Украина” на протяжении нескольких лет оставалась одной из наиболее активных политических организаций. Причем, если вначале региональная «Наша Украина» была своего рода столичным “кнутом” для местной власти, вспомним хотя бы активную борьбу против губернатора Вадима Чупруна, ряда глав районов и пр., то с течением времени и благодаря изменению положения в регионе, постепенно превратилась в последовательного, умеренного и конструктивного партнера во многих проектах. Во всяком случае, отношения с нынешним председателем ОГА Владимиром Логвиненко у уже бывшего руководства “Нашей Украины” сложились совсем иначе, нежели с его предшественником.

С недавних пор, и с извечными политическими оппонентами – Партией Регионов у донецких майдановцев начали выстраиваться отношения иного формата. На фоне непрекращающейся в соседних областях грызни разноцветных партийцев это выглядело как пример государственнического подхода. Устав тратить силы на борьбу друг с другом и оценив силы противника по достоинству, каждая из политических формаций, конкурируя, занялась своим делом. Одни демократизацией сфер жизни в области и развитием институтов гражданского общества, контролем за реализацией в регионе государственной политики, другие - развитием экономического потенциала территории и лоббированием её интересов, отстаиванием позиции большинства  жителей Донбасса на столичном уровне. Так Антон Клименко неоднократно подчёркивал, что ему повезло, что лидером оппонирующей им стороны всё это время был грамотный и сильный политический деятель Борис Колесников.

Что произошло? С чем связано столь неоднозначное и рисковое для будущей карьеры политика решение. Ведь не только официальные объяснения в стиле «сегодня руководитель партийной организации среднего звена, я не говорю уже о рядовом партийце, не имеет механизмов влияния ни на народных депутатов, ни на представителей своей партии во власти» стали причиной выхода из игры. По словам уже экс-лидера донецких “нашеукраинцев” ситуация, когда рядовые члены партии и местные ячейки отстранены от принятия решений приводит к тому, что, по-сути, стало сейчас главной проблемой украинской политики: вместо партий – вожди и их тусовка, а в стране ведется не строительство гражданского общества, а работа с электоратом. В результате даже политически активные люди приходят к разочарованию. Об этом, и не только, в нашем интервью с уже экс-лидером пропрезидентской силы в Донецком регионе.

 «Я не умею делать того, во что не верю…»

- Антон Викторович, в чём причина Вашего столь стремительного ухода с руководящей должности и выхода из правящей сегодня партии?

Моё решение было прогнозируемым и последовательным, более того, я о нём ранее  неоднократно заявлял. Я уверен, что политическая ответственность - важная составляющая политической культуры цивилизованного политика.

Сегодня Украина переживает сложнейший период в своей истории. Сдается экзамен на государственную зрелость, - политическая, экономическая и культурная сферы жизни нашего общества находятся в затяжном и системном кризисе. Впереди, осенью, очередное политическое обострение, очень сложная и тревожная для нашей экономики зима, усугубляется раскол страны вокруг принципиально разных мировоззренческих систем ценностей – и в этой ситуации наша, заблудившаяся сегодня в тупиковом треугольнике трёх политических лидеров нация не демонстрирует своей способности к выходу из кризиса.

Как гражданин и патриот, я не могу находиться в стороне, наблюдать, как Украину  растаскивают по клановым норам, топят в мелочных политических дрязгах, отбирая будущее успешной страны у наших детей. Не считаю для себя допустимым продолжать поддерживать курс сегодняшней верхушки партии «Наша Украина», тем более, на фоне происходящих в ней процессов. Отсюда и моё решение. Я не умею делать того, во что не верю… Безусловно, мне больно покидать «Нашу Украину», - три года моей жизни были посвящены этому проекту, и я всегда верил в то, что делаю. Откровенно говоря, мой путь от доверенного лица кандидата в Президенты Виктора Ющенко до сегодняшнего дня – это путь от романтики к разочарованию.

- Из партии вышли не только Вы, но и вся Ваша команда. Почему?

Позиция моей команды никогда не была «моя хата с краю». Партия «Наша Украина» пребывает в системном кризисе, и мы пытались всеми демократичными средствами бороться за победу здравого смысла над амбициями, демократии и плюрализма - над авторитарными тенденциями. Но как областная организация, как структурная единица партии, мы сегодня никоим образом не влияем на партийную верхушку, полностью отсутствует и внутрипартийная дискуссия.

Я заявляю, что как демократическая сила «Наша Украина» закончилась. В центральном руководстве партии все более побеждают авторитарные тенденции, царят кумовство, подлость и верноподданичество. Верхушка «Нашей Украины» забыла о своих предвыборных обещаниях, она уже не черпает энергию в своих местных ячейках. Вся политическая деятельность верхушки «Нашей Украины» направлена не на развитие партии, а на использование хорошо раскрученного бренда «Наша Украина» в собственных целях. Партию начали использовать как товар на политическом рынке услуг, что не имеет ничего общего ни с интересами рядовых партийцев, ни с ожиданиями избирателей «Нашей Украины».

- Кто именно, по-вашему, олицетворяет авторитарные тенденции в партии?

Для меня антидемократические тенденции в руководстве партии олицетворяет Вячеслав Кириленко. И когда я говорю о кумовстве и верноподданичестве, то говорю, прежде всего, о  нём  и практически всём его исполнительном аппарате партии. Я считаю ключевой проблемой даже не деятельность Кириленко, а скорее его бездеятельность, безответственность.

Простой пример. Еще летом прошлого года прошла Конференция Донецкой областной организации, где был поставлен ряд стратегических и тактических вопросов. Вопросов связанных как с программными моментами и предвыборными обещаниями нашей партии, так и с конкретными путями и механизмами ее развития. И на эти вопросы, к моему великому сожалению, ни Президиум Партии, ни собственно Глава Партии так и не нашли возможности даже отреагировать. Ответить не мне персонально, а, вдумайтесь, высшему коллегиальному органу областной организации. Ни на одно письмо, ни на одно обращение не было конкретного ответа, я не говорю уже о какой-либо помощи.

В своё время, мы были единственной делегацией на съезде, которая голосовала против избрания Кириленко головой партии. Тем не менее, голосование против данной кандидатуры не дает ему право игнорировать целую областную организацию. Против меня на партийных конференциях тоже многие голосовали и первое, что я делал на следующий день после избрания – встречался с оппонентами и искал точки соприкосновения. С Кириленко же мы так ни разу и не встретились.

- А разве до него в «Нашей Украине» была иная ситуация?

Да. Могу утверждать, что с уходом Романа Бессмертного партия закончилась как демократический институт, а с уходом Виктора Балоги - как эффективная структура, которая могла влиять на общественно-политические процессы.

Партия времен Бессмертного – это по настоящему демократическая сила, в которой идет постоянная публичная дискуссия. Мы создавали инициативные группы из всех желающих и пытались привести мнения участников к общему знаменателю. Зачастую это очень трудно, потому что политика – это всегда интересы, а они у каждого разные. Так вот мы тогда собирались, встречались и обсуждали практически каждый вопрос, обсуждали коллегиальным органом в двести человек, а принятое решение всегда исполняли. Балога же был эффективным менеджером. До его прихода у партии была масса проблем, особенно финансовых, и они были эффективно решены именно благодаря влиянию и авторитету Виктора Ивановича.

В дальнейшем же все процессы в «Нашей Украине» свелись к «чьих вы будете?»; готовы ли присягнуть на верность? Я готов служить людям, служить избирателям, своим партийцам, но обслуживать узко-корпоративные интересы групки «вождиков-небожителей» я не буду. Это не честно по отношению к людям.

Ничего не изменится до тех пор, пока радикально не сменится поколение политиков. В «Нашей Украине» именно Роман Бессмертный воспитал новую генерацию политиков. Пройдет какое-то время, и она рано или поздно выйдет на политическую сцену, и то, что демократические ценности будут для них реально тем, что они исповедуют, а не тем, во что они играют ради голосов избирателей, это факт.

«I’ll be back»

- Какие главные достижения Вы отметите в своей работе на  партийной должности?

Будет неправильно, если я буду сам себя оценивать. Это право рядовых партийцев, избирателей, политологов и журналистов. Тем более наша работа всегда была командной.

По состоянию на сегодня все наши городские и районные организации функционируют. Все они, вплоть до первичных, легализованы, обеспечены материально и технически. Это созданная с нуля партийная структура из почти 70 местных ячеек, это около семи тысяч человек членов, среди которых мы построили серьезную внутрипартийную коммуникацию. А это для Донбасса очень даже немало. Это реальный вклад в заметную демократизацию жизни в регионе: наша область образца 2004 года и сегодня – это две разные модели.

Нам есть чем гордиться. Меня долго упрекали в том, что мое занятие проблемой «легального наркотика» трамадола было не более чем популизмом. Мы первые на востоке страны взялись за этот вопрос серьёзно и сделали львиную долю работы для того, чтобы сегодня создать нормальные условия правоохранителям для борьбы с этой проблемой. И кто сейчас возьмется подсчитать, скольких молодых людей это удержало от знакомства с «волшебными» таблетками. Мы уделяли много внимания и образовательным и просветительским проектам.

Совместно с Секретариатом Президента был реализован трудоёмкий процесс по корректировке бюджета Украины в части уменьшения поступления в центральный бюджет средств местных бюджетов - и это большое достижение. Особо вспоминается, как наши заявления относительно Красногвардейского района города Макеевка подтолкнули местные власти на то, что власть где-то полностью отремонтировала, а где-то перестелила дороги.

Также уверен, что наш постоянный мониторинг деятельности местных органов власти, от районных  руководителей до губернатора, принёс региону не один существенный дивиденд.

- Есть информация, что с Вашим уходом многие партийцы «перекочевали» в ряды местного Единого Центра. Это правда?

На сегодня в Единый Центр перешло около 150 человек. Многие наши партийцы пошли в Единый Центр не потому, что верят в политическое будущее этого проекта, а благодаря авторитету среди них г-на Климента Гринёва, заслужившего у них уважение своей плодотворной работой в областной организации «Наша Украина». Я не могу сказать, что позитивно оцениваю их переход в Единый Центр, так как не считаю этот проект перспективным. Сочувствую я и своему коллеге, успешному бизнесмену и лидеру местного ЕЦ Андрею Амбрасенку, - думаю, ему ещё предстоит столкнуться со многими нелицеприятными «нюансами» в строительстве подобных по формату партийных проектов. Надеюсь, его разочарование не будет столь большим как моё. Сам проект обречён на провал хотя бы уже в силу самих личностей (тот же Криль), возглавивших его на общеукраинском уровне. Если они сумели «заболтать» мега проект институализированного наследника майдана, «Нашу Украину», из массового народного антикоррупционного движения за перемены в стране выродится в аппаратного спрута коррупции, то и сегодняшняя кабинетная авантюра с базовым концептом «всем миром и Юлю бить легче» обречена. Даже высоты «партий власти» разлива аля НДП или СДПУ (о) им не светят.

Говоря о нашей организации, отмечу, что партия – это всегда коллективный разум, и если к коллегиальным решениям прислушается центральное руководство, то «Наша Украина» ещё может  остаться влиятельной силой в регионе. Если не будет навязан наместник из Киева, если руководитель будет избран рядовыми партийцами демократическим образом, то я думаю, что у «Нашей Украины» в Донбассе есть шанс. В этом вопросе многое зависит от позиции почётного головы партии Президента Украины Виктора Ющенко.

- Поменялось ли ваше отношение к главе государства?

Виктор Андреевич - сильный политик и человек, немало сделавший для украинского дела. Моё отношение к нему не поменялось. Возможно, были ошибки, но чего у него не отнять, так это искренней веры в будущее своей страны и чистой любви к Украине. Уверен, что сегодня он должен всемерно поддержать идею проведения съезда партии и вместе с рядовым членством вынести вердикт нынешней партийной верхушке.

Уверен, что почётный голова партии не сдаст людей, все эти годы бывших в его политической силе, не разменяет на авантюры не в меру прытких «карьеристов-аппаратчиков», доведших один из самых ярких партийных проектов в независимой Украине до полного банкротства быть просто разменным довеском к БЮТ или ПР. 

Я верю в нашего Президента

- Собираетесь ли вы вернуться в политику и чем  займетесь сейчас?

 Я более чем уверен, что в будущем вернусь в политику. Но сейчас мне нужно свободно «подышать», осмотреться, отдохнуть, многое осмыслить, вырасти в личном и в интеллектуальном плане...

Один уважаемый мною политик сказал: «Якщо ти не дуже потрібний своїй країні, пам’ятай, що ти завжди потрібний своїй родині». Поэтому я  сосредоточусь на воспитании детей, на решении вопросов, связанных с бизнесом. Чем плоха партийная жизнь, так это тем, что ты что-то строишь, строишь, работаешь по восемнадцать часов в сутки, а через сорок месяцев уходишь, и ничего кроме эмоций и впечатлений у тебя не остаётся…

Когда же ты строишь что-то конкретное в бизнесе, на производстве, и ты видишь, что с этого производства выходит качественная продукция, трубы дымятся, рабочие, поставщики и покупатели  довольны, и кроме того часть полученных средств ты тратишь на благотворительность, тогда чувствуешь себя в гармонии с окружающим миром и самим собой.

- Но ведь «Наша Украина» - не первая Ваша партия. Вы во всех вот так «разочаровывались»?

Нет. Мой политический опыт начался с партии «Громада», которую мы с товарищами создали в области будучи ещё студентами. Идейный юношеский максимализм - вот, что было свойственно нам в тот период. Первое партийное собрание открытое национальным гимном в Донецке было собранием партии «Громада», на котором тогда присутствовала только что пришедшая в политику и Юлия Владимировна Тимошенко, а организовали всё, представляете, мы, обыкновенные донецкие студенты.

Потом был 1999 год. Я возглавил областной штаб кандидата в Президенты Александра Мороза, при этом, не будучи членом Социалистической партии Украины и не разделяя левую идеологию как таковую. Тогда я считал Мороза главной и единственно возможной альтернативой Кучме. Это был замечательный период нашего яркого и активного сотрудничества с Юрием Луценко.

Затем знаковый для меня проект партии «Яблоко». Это период и организационных, и структурных тренингов, собственно, становление моей идеологии как социально-ответственного бизнесмена. Ну а после, уже «Наша Украина», сначала работа с Блоком Виктора Ющенко «Наша Украина», потом работа с кандидатом в Президенты Ющенко, и наконец, с политической партией «Наша Украина» как таковой. Кстати, будучи доверенным лицом кандидата в Президенты Украины Виктора Ющенко по самому центральному в Донецке избирательному округу, - Ворошиловскому и Калининскому районам, - мне и моей команде удалось достичь на третьем туре самого высокого показателя поддержки нашего кандидата по всей Донецкой области.

И это нормально для политика, когда его взгляды не меняются радикально, а трансформируются под воздействием многих факторов, переосмысляются, меняют установки. При этом  я всегда исповедовал правую либеральную идеологию.

- Антон Викторович, спасибо Вам за содержательную беседу и, надеемся, до новых встреч.

Искренне рад был пообщаться, всего самого доброго Вам и Вашим читателям.


Теги: Клименко


Комментарии временно отключены

Загрузка
Самые свежие новости Донецка