Новости Донбасса
novosti.dn.ua
БЕСПЛАТНО – В App Store
скачать

Интернаты и коронавирус. Где ребенку будет комфортнее и безопаснее?

Интернаты и коронавирус. Где ребенку будет комфортнее и безопаснее?

Система интернатных учреждений – то, о чем идут бесконечные споры. Нужны ли интернаты? Хорошо ли в них детям? Как защитить права ребенка, который содержится в закрытом пространстве и подвержен целому спектру рисков? И часто, отстаивая удобную для себя систему, взрослые забывают, что удобной и безопасной она должна быть в первую очередь для ребенка. Пандемия коронавируса принесла новые вызовы и риски: во время введения жестких карантинных ограничений 42 тысячи детей, содержавшихся в учреждениях интернатного типа, отправились в семьи, откуда их, собственно, в свой час и изъяли, чтобы определить в интернаты. Попробуем разобраться, как работает система интернатов и существует ли способ эффективной защиты прав ребенка в подобных учреждениях, и понять, какие выводы о работе интернатов в Украине уже сейчас помогла сделать пандемия COVID-19.

Интернат: как его видит ребенок?

Для начала стоит понять, как выглядит эта система глазами ребенка. Дарья Касьянова, директорка по развитию национальной программы «СОС Дитячі Містечка Україна», рассказала об общих правилах жизни в таких местах.

«Есть много разных исследований, как украинских, так и международных, которые показывают, что у ребенка, который находится в интернатных учреждениях более чем полгода, начинаются сложные процессы, которые очень часто становятся необратимыми. С чем это связано? Ребенок, которого разделяют с семьей, или у которого погибают родители, переживает травму потерю значимых для него людей, и, соответственно, в состоянии острого горя его помещают в интернатное учреждение, где находятся такие же травмированные дети. Дети, к которым никто не приходит, чтобы обнять их и поцеловать, пожелать им спокойной ночи.  Дети, к которым никто не подбирает индивидуального подхода, которые живут в таком вот казарменном режиме.

Что ребенок теряет в интернатном учреждении? Он теряет чувство безопасности, привязанности, доверия. Почему важно, чтобы ребенок находился рядом с мамой? Потому что формируется ощущение привязанности, базовой безопасности, которое создается при помощи доверия. В интернате все происходит наоборот», - подчеркнула Дарья.

Она добавила, что существует несколько основных проблем, с которыми дети с первого дня сталкиваются в интернате – новом для них, закрытом и однозначно небезопасном пространстве.

«Первая проблема – это отсутствие мотивации учиться. Очень часто волонтеры предлагают оплатить интернатам какие-то обучающие курсы для детей, и сталкиваются с тем, что дети просто не умеют учиться. С мотивацией ребенку помогает какой-то значимый для него взрослый, а не, например, тот, кто просто приезжает на какое-то время. Вторая проблема – закрытое пространство, закрытое учреждение. Если вы были в детских лагерях отдыха, то понимаете, что это замкнутое пространство, где дети одного пола, одного возраста, и дети зачастую очень жестоко относятся друг к другу: например, стигматизируют других по физическим признакам», - рассказала Дарья.

Она напомнила о том, что ребенок вынужден подчиняться воле взрослых, которые определяют его в интернат, и не может самостоятельно покинуть место, где с ним обращаются жестко, и выбрать другое, где ему было бы безопаснее и спокойнее.

«У нас есть знакомая девочка, которая поменяла семь интернатных учреждений. Сначала она была в доме ребенка, потом – в детском доме, позже ее перевели в один санаторный интернат, потом во второй, дальше – в центр социально-психологической реабилитации, дальше был еще один интернат. И только после всего этого девочка попала в приемную семью. О каждом из этих учреждений девочка рассказывает такие вещи, которые сложно представить тем, кто выросли в семьях и не видели ужасов интерната. Нет, речь не идет о том, что ее избивали, подвергали сексуальному насилию или пытались бить. Все «проще». Речь идет об игнорировании потребностей. Ты хочешь есть? В это время – не положено, и ты не будешь есть. Ты хочешь в туалет? Нет, сейчас нельзя, терпи, как хочешь, а не будешь терпеть – тебя накажут. Кроме того, в интернатных учреждениях есть места, недоступные для сотрудников, где старшие дети могут издеваться над младшими или более слабыми. Все это – не вина детей. Это вина взрослых. Это воспринимается, как «воспитательные моменты». Так управляют детьми, которые «плохо себя ведут»», - говорит Дарья Касьянова.

Он отметила, что после того, как ребенок покидает интернат, он выходит в мир, которого не знает, к которому не приспособлен.

«В конечном счете, почему интернаты опасны? Потому что ребенок в любом случае выходит в большую, взрослую жизнь, и он абсолютно к этой новой жизни не адаптирован, не социализирован. Ему приходится заново всему учиться. Такие дети не понимают, что такое процесс учебы, не умеют приготовить себе поесть, заварить чай, не умеют пользоваться даже элементарными бытовыми предметами и электроприборами. Еще огромный риск: например, считается, что интернат защищает ребенка, скажем, от родителей-алкоголиков. Но ребенку исполняется 18 лет, он покидает интернат, и куда идет жить – к родителя-алкоголикам», - говорит Касьянова.

Пандемия коронавируса: 42 тысячи детей вернули в семьи. Что произошло?

В марте по причине введения жестких карантинных ограничений в рамках противодействия пандемии COVID-19 в свои семьи вернулись 42 тысячи детей. Вопрос стал не просто дискуссионным и громким, он «взорвал» все медиаплощадки, выявив многолетнее противостояние сторонников принципиально разных подходов к воспитанию детей, оказавшихся в сложных жизненных обстоятельствах.

Дарья Касьянова рассказывает, что также переживала сложные эмоции, наблюдая возвращение тысяч детей в семьи, от которых, казалось бы, интернаты были обязаны их оберегать.

«Все мои коллеги, были обеспокоены тем, что без подготовки, без понимания того, в какую семью мы возвращаем ребенка, 42 тысячи детей в семьи все-таки вернули. На протяжении долгих лет нам рассказывали, что интернаты, по сути, спасают детей из малообеспеченных семей, детей с инвалидностью, детей из крайне бедных семей, из опасных для ребенка семей. И вот эти дети возвращаются в свои семьи. И скажу вам, что того, чего мы так опасались, к счастью, не произошло. То есть, были случаи, когда дети вернулись на время карантина в семью, застали родителей в состоянии алкогольного опьянения, или вовсе не застали их дома. Но подчеркну, что тут речь не идет о массовости: на 42 тысячи это около сотни детей. И уже прошло около полугода с того момента, как дети были возвращены в их семьи», - сообщила Дарья.

По ее словам, родителям выгодно возвращать детей в интернаты, поскольку таким образом исключается необходимость постоянной родительской заботы о ребенке, как это происходит, когда дети воспитываются в семье.

«Что мы сейчас наблюдаем? Что родителям это выгодно. Это очень удобно: отправить своего ребенка в интернатное учреждение учиться, потому что есть ряд факторов: например, родители не работают, воспитывают младших детей, старшим заниматься некогда, можно отдать его – или нескольких детей –  в интернат. Действительно, есть бедность. Это может быть связано с тем, что в селах нет рабочих мест, очень плохая развязка, а в условиях карантина эти проблемы усугубились. Таким уязвимым семьям мы оказывали помощь, возили им продуктовые наборы, помогали с медикаментами, детскими вещами, готовили детей к школе и так далее. И есть немало случаев, когда дети в интернат не вернулись, и 1 сентября поли в обычную общеобразовательную школу», - говорит Касьянова.

Дарья отметила, что благодаря карантину у министерства социальной политики, общественных организаций и правозащитников появилась возможность выявить ряд проблем, как и подтвердить свои опасения насчет системы интернатов в Украине.

«Была ситуация в одной из объединенных территориальных громад Донецкой области, где 30 детей были возвращены в семьи из интерната, но в этой громаде нет ни одного социального работника, которые могли бы сопровождать этих детей, ходить в эти семьи, выявлять, как соблюдаются права детей. Кто этим занимался до того, как вышло распоряжение Минсоцполитики о мониторинге таких семей? Лично глава объединенной территориальной громады. Есть другие кейсы. Есть списки детей, переданных департаментом образования, и по документам эти дети существуют, а найти мы их не можем. Их нет! Так называемые «мертвые души». И это есть практически в каждой области. То есть, специалисты уже выезжали по несколько раз в поисках этих семей, и мы их найти не можем. Когда разговариваем с сотрудниками интернатных учреждений, получаем ответ, что эти дети числятся номинально, то есть, был когда-то такой ребенок, а потом он, например, с родителями уехал в другую область, и там он ходит в обычную школу, но дети до сих пор числятся в этом интернатном учреждении, потому что интернаты финансируются по койко-местам», - привела примеры правозащитница.

По ее словам, карантин продемонстрировал в очередной раз, что интернат совершенно точно не является безопасным местом.

«Мы видели достаточно случаев вспышек заболеваемости в интернатах, то есть, говорить о безопасности даже в этом смысле нельзя. Хотя, согласно предписаниям, карантин должен был там быть жестким, ведь понятно, что в семьи не могли вернуть детей-сирот, лишенных родительской опеки, и персонал должен был даже ночевать с этими детьми и контролировать ситуацию. Однако все-таки дети заболели, например, был случай в Дарницком районе Киева, и в Одесской области, и в Закарпатской, и в других областях. С этой точки зрения интернаты не справились с поставленной задачей. А с другой стороны, нам столько лет говорят о том, что интернаты, в том числе, помогают защитить детей от небезопасных семей, и вот в условиях коронавируса в один день 42 тысячи детей возвращаются в эти семьи», - подчеркивает Дарья.

Она добавляет, что и это еще не все проблемы. Ведь есть и те, кто увидели выгоду, которую можно извлечь для себя в новых реалиях.

«Интернаты, представители сферы образования, народные депутаты, все, кому выгодно существование интернатных учреждений, увидели новые возможности для себя. В июне-июле интернаты стали проявлять активность, заняв лоббистскую позицию относительно того, чтобы как можно меньше детей осталось в своих семьях. Допустим, интернаты санаторного типа, которых нет ни в одной стране мира. Ребенок должен лечиться там, где проживает, и он не может лечиться годами, а санаторные интернаты рассчитаны на пребывание в них ребенка в среднем от двух до семи лет. А зачастую оказывается, что в таких учреждениях могут даже отсутствовать профильные специалисты, ради которых, собственно, дети туда и определяются. Кроме того, активизировались специальные школы-интернаты. Отмечу вместо требований для детей с инвалидностью (а это часто дети с родителями) инклюзивного образования, какой-то помощи, родителей этих детей вовлекают в какие-то манипулятивные игры, целью которых является сохранение интернатной системы. Это издевательство над детьми», - считает Касьянова.

«Если бы бедные семьи получили поддержку, им не пришлось бы отдавать детей в интернаты»

Виктория Федотова, глава социальной мини-пекарни «Мама-1» в Днепре, одна из активисток и вдохновительниц инициативы активных женских организаций Днепра по поддержке женщин и детей, пострадавших от домашнего насилия, акцентирует: «Человек биологически не приспособлен вырасти вне семьи».

«Раннее попадание ребенка в условия, где у него не формируются близкие взаимоотношения с родным человеком, матерью, отцом или кем-то еще, способствует всевозможным нарушениям развития. Дети из-за расстройства привязанности в раннем возрасте страдают расстройствами психики всю свою жизнь. Ранее попадание ребенка в систему государственной опеки во всем мире приравнивается к насилию, пыткам. Даже в том случае, когда экономически интернат находится на высоком уровне обеспечения. Но так бывает не всегда. Отсутствие личного времени и пространства у ребенка, насилие, в том числе и сексуальное, беспризорность, неоказание медицинской, в том числе и психиатрической помощи, низкий уровень образования и социального взаимодействия детей – все это качества системы, присущие каждому учреждению институционной опеки», - убеждена Виктория.

По ее словам, «тем не менее, процесс реформы интернатов – деинституализация – не должен быть спонтанным». Федотова отмечает, что этот трудоемкий процесс требует деликатности, системности и понимания всех аспектов проблемы.

«Сотрудники должны быть социально защищены, дети подготовлены к изменениям, местные громады должны создать услуги, которые будут оказывать семьям, куда вернутся дети. В карантин в один день домой вернули 42 тысячи детей, социальных сирот, которые отданы были в интернаты при живых родителях из-за бедности. Часто было так, что те, кто привозил детей в дома, где их не было несколько лет, даже не видели их семей. Оставляли детей у соседей или в домах, где условий для жизни детей не было.

Таких детей не патронировали, они не имели возможностей дистанционного обучения, семьи были не готовы к содержанию и воспитанию детей. Тем не менее, дети прожили в своих домах 6 месяцев вместе с каникулами, и сейчас они вернулись в учреждения, где их содержание стоит налогоплательщику более 15 тысяч в месяц на каждого ребенка. Если бы бедные семьи получили треть этой суммы, им не пришлось бы отдавать детей в интернаты. И для нас такая опека стоила бы втрое дешевле», - рассказала Виктория.

Она добавила, что крайне важно задействовать все возможности, чтобы помочь детям остаться вместе с матерями. Даже при условии какой-либо поддержки родственников, отсутствии мужа, нехватке ресурсов, чтобы закрыть даже элементарные базовые потребности. Виктория убеждена, что женщинам, попавшим в тяжелые обстоятельства, необходимо помочь, иначе они будут вынуждены передать своих детей в интернатные учреждения.

Именно этой цели служит социальная мини-пекарня «Мама-1». И девиз, под которым ради большой цели открылось действительно семейное небольшое предприятие, звучит так: «Не одна, а перша».

«Наша организация (НГО «Мартин-клуб», - авт.) помогает женщинам с детьми не оказаться в таких условиях, когда они вынуждены отдать детей из семьи. Мы даем временное жилье и социальную помощь матери и детям, не разлучая их, помогаем преодолеть критическую ситуацию и устроиться в обществе без ущерба для своей семьи и окружающих. Травма расставания изменяет навсегда и семьи, и ребенка, и государство.  Социальная политика в отношении семьи могла бы предотвратить такие случаи, но реформы идут тяжело, и однозначного негатива к интернатам в государстве нет. Хотя весь мир отказался от такого дорогого и неэффективного воспитания детей», - резюмировала Виктория Федотова.

Как решить проблему?

Дарья Касьянова полагает, что интернатная система себя исчерпала, и сейчас, чтобы отстоять интересы детей, следует искать альтернативы: приемные семьи, патронатные семьи, детские дома семейного типа, и развитие сети услуг, на которые могут рассчитывать семьи по месту проживания.

«Есть несколько разных вариантов замены интернатов. Самая первая задача – не допускать попадания детей в интернаты. Но ни в коем случает не при помощи искусственных запретов ради статистики. Самой главной поддержкой для семей в сложных обстоятельствах являются услуги, которые они могут получить и на которые они могут рассчитывать. Это могут быть социальные, образовательные, медицинские, административные услуги и так далее. Это должны быть логопеды, социальные педагоги, специалисты, которые могут работать с ребенком, работать с семьей, и отвечать за индивидуальные потребности, а не массово, кого интернат заполняется детьми с определенными диагнозами, которые, кстати, штампуются зачастую без связи с реальным диагнозом», - подчеркивает Дарья Касьянова.

Кроме того, существуют формы воспитания альтернативные семейной, когда, например, семья не справляется. Чтобы ребенок не попадал в интернат, его помещают в приемную семью, или в детский дом семейного типа, или под опеку к родственникам, или под опеку к людям, с которыми у ребенка сложились крепкие доверительные отношения, - это могут быть родители одноклассника.

Что касается детей с инвалидностью, то, по словам Дарьи Касьяновой, она получала заверения от родителей в том, что они не определяли бы своих детей в интернаты, если бы располагали какой-то помощью и информацией, которая помогла бы им справиться с трудностями.

НОВОСТИ ДОНЕЦК / ЛУГАНСК ВСЕ
13:59
Ржавая роза и новая пальма — в донецком Парке кованных фигур проходит фестиваль кузнецов
11:05
«ДНР» выявила почти 3000 случаев коронавируса
09:33
«ЛНР» заявила о 14 новых случаях коронавируса за сутки
17:53
«ЛНР» назвала города, где больше всего пациентов с COVID-19
14:16
«ДНР» заявляет, что выдала свои «паспорта» 550 тысячам человек
12:12
«ДНР» отложила открытие «границы» с Луганском
11:04
«ДНР» зафиксировала три смерти среди пациентов с коронавирусом
09:35
«ЛНР»: Две смерти за сутки среди пациентов с COVID-19
23:58
По обе стороны от КПВВ: коронавирус и другие новости дня
14:32
Завтра «ДНР» откроет КПВВ «Еленовка». Въезжающим в Донецк разрешили тест на COVID-19 вместо обсервации
12:48
«ДНР» сообщила о ранении жителя Саханки в результате детонации боеприпаса
10:43
«ДНР» зафиксировала еще три смерти от коронавируса. Выявлен 41 заболевший
09:58
В ОРЛО заявили о новом случае смерти и 9 положительных результатах на COVID-19
08:32
Мужчина погиб при взрыве гранаты под Луганском
23:31
По обе стороны от КПВВ: коронавирус и другие новости дня
22:21
Разумков не видит смысла менять постановление Рады, которое касается выборов на Донбассе
17:56
Украина начала военные учения «Объединенные усилия»
15:54
Возобновление газоснабжения Марьинки и Красногоровки начнется при наличии гарантий безопасности
15:35
На Луганщине зафиксировали 29 новых случаев COVID-19 за сутки
13:59
Ржавая роза и новая пальма — в донецком Парке кованных фигур проходит фестиваль кузнецов
12:05
КПВВ «Новотроицкое» в пятницу пересекли более 300 человек. Ночевать никто не остался
11:05
«ДНР» выявила почти 3000 случаев коронавируса
10:06
В Донецкой области за сутки выявили 58 новых заболевших COVID-19
09:33
«ЛНР» заявила о 14 новых случаях коронавируса за сутки
09:06
В Украине третий день подряд выявляют более 3000 больных COVID-19 за сутки
23:17
Ермак заявил, что история с «вагнеровцами» была «выдумана от начала и до конца»
22:48
Ермак: Выборы в ОРДЛО возможны только после деоккупации и решения вопросов безопасности
22:37
Фокин согласился прийти на заседание комитета Рады по пересмотру постановления о выборах
21:48
«Это конспирология» — Ермак отрицает тайные договоренности с Россией
21:46
По обе стороны от КПВВ: коронавирус и другие новости дня