Новости Донбасса
novosti.dn.ua
БЕСПЛАТНО – В App Store
скачать

Что такое Стамбульская конвенция и почему Украина ее не ратифицирует?

Что такое Стамбульская конвенция и почему Украина ее не ратифицирует?

На ежегодном Марше женщин регулярно звучит тезис о том, что Украине важно ратифицировать Стамбульскую конвенцию. В этот раз прозвучит тоже, ведь за прошлый год ситуация не изменилась. Материал подготовлен hromadske.

Международный документ о предотвращении насилия против женщин, который Украина подписала одной из первых еще в 2011-м, у нас все еще не интегрирован в законодательство. В то же время пандемия только обострила проблему: в Украине сообщения о случаях насилия в первой половине 2020-го участились на 40%.

Как конвенция на самом деле защищает права женщин и что мешает Украине ее наконец ратифицировать — объясняет hromadske.

Что это за документ и как он работает?

Стамбульская конвенция, а точнее Конвенция Совета Европы о предотвращении насилия в отношении женщин и домашнего насилия — это международное соглашение Совета Европы, которое ратифицировали по меньшей мере 34 страны. Важность конвенции в том, что это первый международный юридически обязывающий законодательный акт, призванный защищать права женщин во всем мире и в любое время — как в мирное, так и в периоды войн. Он фиксирует общие принципы, как эти права должны защищаться.

И самое главное: этот документ устанавливает уголовную ответственность за насилие против женщин (понятно, что она действует только в тех странах, которые ратифицировали конвенцию). В ряде статей конвенции ее авторы конкретизируют , о каких формах насилия идет речь: это не только сексуальное и физическое, но еще и психологическое, экономическое, принудительный брак, принудительный аборт или стерилизация, увечье женских гениталий, «преступления, совершенные во имя так называемой чести», преследования.

Все страны, которые ратифицировали конвенцию, обязуются криминализировать эти преступления. Успехи в борьбе с насилием в этих странах оценивает Группа экспертов по действиям против насилия в отношении женщин и домашнего насилия.

Кристина Ковалева из Запорожья держит портрет дочери Насти, которая погибла в результате поджога ее собственным мужем, Запорожье, 22 февраля 2020 года. Фото: Андрей Новиков / hromadske

По данным ООН за 2019 год, более трети женщин в мире по крайней мере один раз в жизни подвергались насилию, в том числе сексуальному. А пандемия в 2020-м ухудшила положение женщин в мире — ООН зафиксировала рост не только случаев домашнего насилия, но и разнообразной дискриминации в отношении женщин. Например, именно женщины вдвое чаще теряли работу, а доля женщин, живущих за чертой бедности, рекордно выросла . Если обобщить, то на пути к гендерному равенству за год пандемии человечество «откатилось» на целую четверть века назад.

Но так ли уж эффективна Стамбульская конвенция? Конечно, могут возникать вопросы к тем же Грузии или Турции, которые ратифицировали конвенцию, но права женщин там все равно систематически нарушаются. Турция, к слову, подумывает о том, чтобы выйти из конвенции (которая было подписана в турецком Стамбуле, как ни парадоксально), поскольку она якобы подрывает «семейные ценности». Власти Польши тоже заявляли о таком намерении — причем еще до того, как запретили женщинам делать аборты даже из-за тяжелых болезней и генетических патологий плода, чем вызвали чрезвычайно бурную реакцию как внутри страны, так и за ее пределами.

Несмотря на это, ратификация конвенции — важный и нужный шаг, объясняет hromadske руководитель киевского бюро фонда Heinrich Böll Foundation Сергей Сумленный:

«Стамбульская конвенция предусматривает, что у женщин значительно больше возможностей защитить себя, в частности в международных институтах. Потому что страна, которая ратифицировала эту конвенцию, обязуется перед другими государствами-подписантами не только провести определенные законодательные изменения, но и соблюдать их. И за невыполнение теоретически ее можно привлечь к ответственности, хотя сделать это крайне сложно — и в этом заключается проблема международного законодательства».

В Украине же как-то противодействуют насилию — зачем нужна еще и конвенция?

Вопрос защиты женщин от насилия сейчас в Украине более чем актуален. ООН подсчитала, что именно женщины в нашей стране составляют 86% жертв изнасилований и 78% пострадавших от домашнего насилия.

Только за десять месяцев 2020 года женщины в Украине 174 386 раз сообщали о домашнем насилии. Для сравнения на протяжении всего 2019-го от женщин поступило более 114 000 таких обращений. В 2018 году сообщений о насилии было 110 932. Разумеется, дело может быть не только в общем росте количества случаев насилия, а скорее в том, что женщины все меньше боятся обращаться в полицию.

Николай Леонидович. Его жена и старший сын неоднократно вызывали полицию из-за совершения им домашнего насилия, 28 ноября 2020 года. «Его неоднократно забирали в изолятор для отбывания административного ареста», — говорят полицейские о Николае Леонидовиче. Фото: Виктория Рощина / hromadske

Законодательство, которое защищает от домашнего насилия в Украине, частично учитывает Стамбульскую конвенцию, но есть и несоответствия, которые в идеале должна была бы «подтянуть» конвенция.

Сейчас домашнее насилие в Украине подпадает как под административное, так и под уголовное законодательство:

• За первый случай домашнего насилия предусмотрено административное наказание: штраф (170-340 грн), 30-40 часов исправительных работ или до недели в изоляторе

• Повторное совершение домашнего насилия в течение года карается немного жестче: штраф (340-680 грн), 40-60 часов исправительных работ или 15 суток в изоляторе. 

• К уголовной ответственности могут привлечь, если обидчик не остановился после двух административных взысканий и снова попал в поле зрения полиции. Тогда нарушителю грозят общественные работы от 150 до 240 часов, арест до 6 месяцев или ограничение свободы на срок до пяти лет или лишение свободы на срок до двух лет.

Впервые в независимой Украине к уголовной ответственности за такие преступления привлекли относительно недавно — только в 2019 году. Тогда вступил в силу закон «О предотвращении и противодействии домашнему насилию», который идентифицирует различные виды насилия и криминализирует их. 

«Этот недостаток должна исправить Стамбульская конвенция, которая требует от стран расследовать все случаи домашнего насилия как уголовные преступления. Кроме того, ратификация конвенции должна стимулировать программы по развитию сети приютов для пострадавших, которых сегодня тоже крайне недостаточно», — говорит Екатерина Митева, пресс-секретарь Amnesty International в Украине.

В феврале 2021-го Верховная Рада в первом чтении поддержала законопроект, ужесточающий административную ответственность за домашнее насилие. В законопроекте предлагается ввести ответственность за совершение домашнего насилия и насилия по признаку пола также для военнослужащих, полицейских и других лиц, на которых распространяется действие дисциплинарных уставов. Сделано это потому, что сейчас есть трудности с привлечением к ответственности за домашнее насилие военнообязанных, поскольку это не является нарушением, связанным со службой.

Участницы и участники марша феминисток во Львове, 8 марта 2020 года. Львовские феминистки призвали преодолеть домашнее насилие и уравнять их права с мужчинами, также они требовал ратифицировать Стамбульскую конвенцию. Фото: УНИАН / Павел Паламарчук

Так почему же Украина никак не ратифицирует Стамбульскую конвенцию?

О важности этого документа говорят не только юристы и активисты: немедленно ратифицировать Стамбульскую конвенцию Украину уже неоднократно призывали Европейский Союз, Совет Европы и международная правозащитная организация Amnesty International.

В мае 2020 года Организация Объединенных Наций тоже призвала Верховную Раду ускорить ратификацию Стамбульской конвенции. Это произошло после того, как петиция о ратификации конвенции сайте Офиса президента набрала  более 25 тысяч голосов.

В июне президент Владимир Зеленский пообещал  вынести ее на рассмотрение Верховной Рады, но отметил, что перед подачей проекта закона в парламент свои предложения должно предоставить Министерство иностранных дел. Также оперативно проработать документ предложили Министерству социальной политики. Но дальше заявлений дело не пошло.

Парламент предыдущего созыва в 2016-м тоже пытался ратифицировать Стамбульскую конвенцию и имплементировать ее нормы в национальное законодательство — но тоже безуспешно. В разговоре с hromadske эксперты называют две основные причины, которые стали этому помехой.

Первая причина — идеологическая. Непонимание понятий, изложенных в Конвенции, которое заменяется домыслами и манипуляциями поборников «традиционных семейных ценностей». Например, важным пунктом Стамбульской конвенции является толкование гендера. В соответствии со статьей 3 Конвенции в это понятие вкладывают «социально закрепленные роли, поведение и деятельность, которые определенное общество рассматривает как присущие женщинам и мужчинам».

«Однако этот термин связывают как с разрушением семей, так и с введением какого-то третьего пола», — говорит в комментарии hromadske Марина Легенькая, вице-президент общественной организации «Ла Страда Украина». И это без шуток: один из организаторов объединения «За семейные ценности» в Верховной Раде и член партии «Слуга народа» Святослав Юраш считает, что понятия пола и гендера тождественны, а если ввести понятие гендера в национальное законодательство, со временем это позволит вообще изменить такие дефиниции, как «мужчина» и «женщина».

Инна (справа) держит плакат с надписью: «Я транс-женщина, феминистка. А чего добились вы?» на митинге по случаю Международного женского дня в Киеве, Украина, 8 марта 2019 года. Фото: AP/Efrem Lukatsky

В 2016 году народные депутаты тоже заявляли о том, что Стамбульская конвенция содержит «нормы, неприемлемые для украинского общества и украинской духовности». На «помощь» им тогда пришла и церковь, которая пыталась не допустить навязывания украинцам «гендерной идеологии».

Всеукраинский Совет Церквей и религиозных организаций летом 2020-го, когда вновь обсуждалась ратификация документа, вновь напомнил , что «народ Украины в своем большинстве не поддерживает ратификацию конвенции». Стоит ли уточнять, что духовенство не имело никаких оснований для таких утверждений?

Впрочем, Сергей Сумленный говорит, что с большой вероятностью часть украинцев действительно против конвенции как раз из-за непонимания ее положений. Именно это, по его мнению, может быть главной причиной того, что ратификация конвенции вряд ли «светит» Украине в ближайшее время

«Люди боятся этих изменений, поскольку они происходят очень быстро, и им кажется, будто на них надвигается лавина. И мир, к которому они привыкли и который казался им идеальным, потому что они не видели другого, сейчас будет уничтожен, и будет невесть что. Но это бессмыслица: речь идет лишь о более защите прав человека от дискриминирующих практик», — объясняет эксперт.

Вторая причина — отсутствие политической воли для принятия такого решения. Нынешняя Верховная Рада и президент продемонстрировали, что они делают какие-то реформы только тогда, когда понимают, что это даст краткосрочный рост их популярности, считает Сумленный:

«Я не думаю, что Зеленский или Рада, у которых куча других вопросов — от обострения на Донбассе до раскола фракции “Слуга народа” — будут концентрироваться на вопросе конвенции, который является очень противоречивым».

Однако у Марины Легенькой взгляд на ситуацию более оптимистический:

«Сложно спрогнозировать, конечно, когда будет принято решение о ратификации. Когда мы говорили о первом ратификационном пакете документов, я ожидала, что это произойдет. Сейчас же мы имеем изменения в составе парламента, и, возможно, именно этот созыв более взвешенно отнесется к ратификации конвенции».

НОВОСТИ ДОНЕЦК / ЛУГАНСК ВСЕ
22:45
По обе стороны от КПВВ: коронавирус и другие новости 16 апреля
17:54
Следствие не знает о российском гражданстве трех тюремщиков «Изоляции»
17:52
Подземные толчки в Макеевке: «ДНР» собирается установить станцию сейсмического контроля
17:38
СБУ объявила подозрение «заместителю министра информации ДНР»
16:27
Гибель пятилетнего мальчика в Александровском расследует СБУ по статье «теракт»
13:49
Из Донецка хотели поставить в РФ нелегальные сигареты под видом известных марок
10:37
«ДНР» заявила о 202 новых случаях COVID-19 и 11-ти смертях
09:30
«ЛНР»: 39 заболевших и двое умерших от COVID-19 за сутки
21:56
По обе стороны от КПВВ: коронавирус и другие новости 15 апреля
17:10
«ДНР» на день откроет КПВВ под Донецком 16 апреля
12:50
В Донецке админздания закладывают мешками с песком и готовят бомбоубежища
12:32
«ДНР»: Девять человек умерли от COVID-19, еще 132 заболели
10:30
«ДНР» сообщила о гибели жителя Донецка от обстрела
10:18
ООН доставила в ОРДЛО гуманитарную помощь для борьбы с COVID-19
09:33
«ЛНР»: 44 заболевших и трое умерших от COVID-19
22:45
По обе стороны от КПВВ: коронавирус и другие новости 16 апреля
22:23
Настоящие друзья неприемлемого не предложат — Ермак об итогах встречи Зеленского и Макрона
21:37
Макрон по-украински написал о поиске политического решения конфликта на Донбассе
21:15
Не в Горсаду — в Мариуполе ищут новое место для вуза Метинвеста
21:08
«Стройте на месте сгоревшего»: Жители Северодонецка просят не вырубывать лес под строительство областной больницы
20:32
Правозащитники предлагают ввести дистанционные способы верификации пенсионеров-переселенцев
19:56
В ответ на санкции США Россия высылает 10 американских дипломатов
19:50
Меркель и Макрон указали на важность полного выполнения Минских соглашений
19:30
Зарядить телефон и планшет: На КПВВ «Станица Луганская» появились «умные остановки»
19:12
Штаб ООС: Боевики с начала суток 6 раз нарушили «режим тишины» на Донбассе
18:58
Зеленский: Россия и ОРДЛО не передают списки для обмена пленными «всех на всех»
18:42
Нарушение международного права: В ЕС призвали Россию не блокировать проход к Азовскому морю
18:19
Зеленский предложил Макрону подписать декларацию о вступлении Украины в ЕС
17:59
Зеленский — о встрече Байдена и Путина: Вопрос Украины лучше обсуждать при нашем участии
17:54
Следствие не знает о российском гражданстве трех тюремщиков «Изоляции»