Новости Донбасса
novosti.dn.ua
БЕСПЛАТНО – В App Store
скачать

Украина готовится наказывать военных преступников. Есть ли связь с амнистией и «Минском»?

Украина готовится наказывать военных преступников. Есть ли связь с амнистией и «Минском»?

Прошло два месяца с тех пор как с оккупированной территории Донбасса выехали освобожденные из плена украинцы. После масштабного обмена заключенных украинские СМИ опубликовали десятки страшных историй, которые бывшие пленные увезли из Донецка и Луганска вместе с парой сумок личных вещей. Многие из освобожденных были не только свидетелями издевательств и пыток над людьми, но и сами стали жертвами. Среди задержанных и захваченных в плен есть и те, кто уже не вернутся - очевидцы свидетельствуют об убийствах в застенках. Не вернуть и жизни мирных жителей, погибших во время обстрелов на Донбассе. Но вряд ли среди родственников погибших, раненных и прошедших плен, найдутся те, кто не захочет наказать обидчика, будь то насильник или комбатант, отдавший приказ стрелять по мирным кварталам из «Града».

Шестидесятилетний Александр Грищенко хочет видеть на скамье подсудимых тех, кто доставил так много страданий ему и другим заложникам. Полгода мужчина провел в «камере» Восточноукраинского университета в Луганске. Боевики группировки «ЛНР» обвиняли его в сотрудничестве с украинскими спецслужбами. Грищенко освободили из плена в 2015 году.

«После издевательств и пыток, которые продолжались несколько часов, мне надели наручники и кинули в камеру, в которой на тот момент находились десять человек. Женщин и мужчин удерживали вместе. Мне запретили ложиться на пол, а других заключенных предупредили, что за малейшую помощь мне их накажут», - вспоминает первые дни своего незаконного заключения врач-ветеринар из Луганска Александр Грищенко.

Мужчина добавил, ему долгое время казалось, что он сошел с ума, потому что стал свидетелем многих издевательств над людьми, необоснованно и незаконно заключенными. 

«Сложно описать первые впечатления при виде человеческого тела в ранах от укусов натренированных овчарок или выстрелов из травматического пистолета впритык, издевательствами и пытками», - рассказал Грищенко. 

Правозащитники отмечают, что пока у Украины нет инструментов, которые позволят привлечь к ответственности тех, кто совершил страшные преступления во время вооруженного конфликта и оккупации.

«С 2014 года в государстве происходят оккупация и вооруженный конфликт. Наш Уголовный кодекс, в редакции 2001 года, не приспособлен к временам оккупации и военного конфликта в части преступлений против человечности. Украинские суды и прокуроры не работали с такими преступлениями», - констатирует постоянный представитель президента Украины в АР Крым Антон Кориневич.

Существуют четыре категории международных преступлений:

  • геноцид
  • преступления против человечности
  • военные
  • преступления агрессии

В Уголовном кодексе Украины имплементированы лишь военные преступления. Но как отмечает экспертка общественной организации «Украинский институт будущего» Виктория Мозговая, эта категория в уголовном праве не охватывает все то, что происходит на оккупированных территориях страны во время российской агрессии.

Так, к примеру, боевиков, которые склоняли к сексу задержанных людей, скорее, осудят за участие в незаконных вооруженных формированиях, но они не понесут ответственности за то, что с оружием в руках совершали преступления против человечности.

«Представьте, что вы следователь. Убили человека из огнестрельного оружия. Представьте, что в Уголовном кодексе у вас есть только один состав преступления – незаконное использование огнестрельного оружия – ношение. Но нет состава преступления - убийство человека. И получается, что мы наказываем не за убийство, а исключительно за ношение огнестрельного оружия», - привела пример Мозговая.

Доцент кафедры уголовного права и криминологии Киевского национального университета имени Т. Шевченко Константин Задоя, в свою очередь, привел пример, связанный с Крымом.

«Если взять, например, преследования крымских татар в Крыму. Преследование - это отдельный вид преступлений против человечности, но в Уголовном кодексе преследование не выписано как преступление», - пояснил Задоя.

Разумеется, даже если в руках следователей и судей будет полный «инструментарий», большинство преступлений, совершенных на оккупированных территориях Донбасса и Крыма, пока невозможно расследовать. Но военные преступления и преступления против человечности происходили и на территории, которая находится под контролем украинской власти. Среди преступников есть и украинские военнослужащие, правоохранители, работники спецслужб. Такие преступления тоже нужно профессионально расследовать. Для этого правозащитники призывают Верховную Раду криминализировать международные преступления – вынести их в отдельный раздел Уголовного кодекса.        

Сегодня в Раде почти готов к первому чтению проект закона 2689. По задумке авторов документа, украинские судьи и прокуроры получат полный каталог военных преступлений, а значит, им будет легче работать.

В основе этого проекта лежит его предшественник – проект другого закона -  9438, который был принят в первом чтении Радой предыдущего созыва. Прежде чем народные депутаты за него проголосовали летом 2019 года, правозащитники около двух лет призывали украинских депутатов  обратить внимание на проблему. Судьба нового законопроекта должна решиться на днях.

«Новости Донбасса» поинтересовались у экспертов, связан ли как-то проект закона с амнистией, которая предусмотрена в Минских соглашениях.

Ответ однозначен: нет. 

«Законопроект не связан напрямую с минскими переговорами. Он о том, что мы берем нормы международного права и имплементируем их в уголовное право Украины», - подчеркивает глава Центра гражданских свобод Александра Матвийчук.

Она добавила, что в Комплексе мер по выполнению Минских соглашений, принятом в феврале 2015 года, пункт об амнистии описан без конкретики, а именно: «Обеспечить помилование и амнистию путем введения в силу закона, запрещающего преследование и наказание лиц в связи с событиями, имевшими место в отдельных районах Донецкой и Луганской областей Украины». 

«Каких людей, каких событий, каких районов? Это говорит о том, что вопрос амнистии будет решаться на сложных дипломатических переговорах, на которых Украина часто сталкивается с противоположной позицией России», - рассуждает Матвийчук.

Главное послание международного права – преступления против человечности и военные преступления не имеют срока давности и не позволяют амнистировать виновных. И в проекте закона, который сейчас лежит на рассмотрении в комитетах Рады, этот месседж указан. Тот, кто не совершал пыток, похищений, убийств, изнасилований, должен понимать, что у него есть шанс быть прощенным. Но для этого необходим четкий механизм амнистии разных категорий участников конфликта.  

В то же время, российская сторона на переговорах в Минске настаивает на безусловной амнистии для всех участников вооруженного конфликта, указывая на то, что украинская сторона в свое время согласилась на эти условия, а сегодня якобы отказывается выполнять.

Матвийчук отмечает, что Минские договоренности надо выполнять, но они не перечеркивают ни нормы международного права, ни Европейскую конвенцию по правам человека.

«Амнистия - это составная часть национального примирения. Люди, которые просто работали на «отжатой» заправке, не должны бояться, что их осудят. А военные преступники должны понимать, что они не будут амнистированы», - высказалась экспертка.

В команде президента Владимира Зеленского и партии «Слуга народа» уже не раз заявляли, что не допустят безусловной амнистии всех участников вооруженного конфликта. Об этом же говорил и Петр Порошенко.

Осенью прошлого года заместитель министра иностранных дел Василий Боднар заявил, что Украина уже приняла все законы, необходимые для проведения амнистии. Боднар подтвердил, что украинская власть будет соблюдать международное право, согласно которому под амнистию не попадут те, кто совершил военные преступления и преступления против человечности. Чиновник также указал, что вопросы помилования могут рассматриваться только после избрания легитимных органов власти на территориях, которые на данный момент оккупированы.

В то же время он добавил, что вопрос амнистии сегодня обсуждается в Украине, потому что он «значимый и чрезвычайно волнительный для общества».

Вот один из примеров. Когда осенью прошлого года советник секретаря СНБО Сергей Сивохо высказался о том, что настало время «исправлять ошибки, прощать и просить прощения», в украинском обществе и среди политических оппонентов команды Зеленского отреагировали резко и неоднозначно. Друг президента родом из Донбасса не говорил конкретно об амнистии боевиков и даже не презентовал стратегию «прощения и наказания». Он лишь указал, что правительство готовит информационные проекты, которые позволят украинцам найти точки соприкосновения ради мира на Донбассе. Реакция была молниеносной – слова Сивохи многие восприняли как предпосылку к смене риторики Украины на переговорах в Минске.

Возможно, это связано с тем, что амнистия всех – это один из самых нежелаемых компромиссов, на которые готовы идти украинцы ради мира на Донбассе. Октябрьский опрос-2019, проведенный Центром Разумкова показал, что 59% людей не хотят мира ценой полной амнистии всем боевикам на Донбассе. Лишь 18% опрошенных поддержали эту идею.  

Градус восприятия всего, что говорят украинские политики о Донбассе и Крыме сегодня очень высокий. Амнистия – это тема, которая «болела» в обществе при президенте Петре Порошенко, чувствительна при Зеленском и вряд ли сойдет на нет после прихода других новых лиц в украинскую политику.      

НОВОСТИ ДОНЕЦК / ЛУГАНСК ВСЕ