Новости Донбасса
novosti.dn.ua
БЕСПЛАТНО – В App Store
скачать

Если одна сторона стреляет, вторая – обязательно ответит. Как международная организация убеждает воевать по правилам

Если одна сторона стреляет, вторая – обязательно ответит. Как международная организация убеждает воевать по правилам

«У войны тоже есть правила» - под таким девизом работает международная неправительственная организация «Женевский призыв» (Geneva Call), которая призывает стороны вооруженных конфликтов заботиться о гражданском населении. Представительства «Женевского призыва» работают в странах Азии, Африки, Латинской Америки и Ближнего Востока. В Украине организация представлена с 2018 года. Защита детей от последствий военных конфликтов, запрет противопехотных мин, запрет сексуального насилия и гендерной дискриминации, защита медицинских миссий на фронте – это темы, по которым организация проводит консультации как с государственными акторами, так и с вооруженными группировками.

Как рассказала руководительница организации в Евразийском регионе Мари Лёкен, с начала вооруженного конфликта на Донбассе зарегистрировано более 1,6 тысячи жертв мин, взрывных устройств и неразорвавшихся снарядов. Более 2 миллионов человек ежедневно сталкиваются с угрозой их жизни.

Чтобы минимизировать число подобных жертв и угроз, «Женевский призыв» предлагает сторонам конфликтов заключать обязательственные акты, беря на себя обязательства соблюдать нормы международного гуманитарного права. В частности, эти документы позволили уничтожить в мире более 20 тысяч противопехотных мин со складов и другие неразорвавшиеся снаряды. Организации удалось добиться подписания таких обязательств уже от 52 вооружённых негосударственных группировок. Среди них нет «ЛНР» и «ДНР», однако, как указывает Мари Лёкен, если бы у нее была возможность безопасно поехать в Донецк, она бы воспользовалась таким предложением.

«Наша задача – выстроить диалог как c государственными, так и негосударственными акторами, чтобы выявить проблемы и помочь эти проблемы решить. Эти группы часто понимают, что такое гуманитарное право, но, когда мы начинаем с ними работать, мы понимаем, что они многого не знают в деталях. Они не знают о существовании международных конвенций, которые накладывают на них определённые обязательства - где границы, которые нельзя переступать на войне. Но даже если они чего-то не знают или они не подписывали каких-то международных гуманитарных конвенций, это не значит, что на них не распространяется ответственность. И нам нужно доверие во взаимоотношениях, чтобы они не боялись негативной реакции», - поясняет руководительница организации.

Подробнее о том, как работает «Женевский призыв», журналисты «Новостей Донбасса» пообщались с руководительницей организации в Евразийском регионе Мари Лёкен.

Если к вам обратятся представители незаконных группировок, не комбатанты, а так называемые люди в костюмах, вы проконсультируете их?

Да. Очень часто приходится говорить не только с людьми с оружием, но и с каким-то политическим крылом, чтобы убедить их. Но если мы говорим с ними о правилах поведения на войне, это не делает их действия законными. Правила это не о легитимности. Люди могут быть наказаны по национальному законодательству за то, что они взяли в руки оружие, но, если они соблюдают нормы международного гуманитарного права, их не привлекут к ответственности за военные преступления.

Могут ли к вам обратиться жертвы конфликта за помощью в защите прав в Европейском суде по правам человека?

Мы не пишем доклады о нарушениях.  Но мы объясняем, как гражданскому населению, так и военным, какие существуют механизмы по защите их прав.

Наша задача не наказать виновных, а убедить их в том, чтобы они предотвращали нарушения во время вооруженного конфликта.

Как вы работаете? Какова ваша методология?

Мы стараемся работать с разными группами. Иногда проводим обучающие тренинги. Но есть группы, которые слишком закрыты или по разным причинам к ним нет доступа. Тогда мы привлекаем тех, кто мог бы быть посредником.

Мы часто разговариваем с командирами о том, что не получается, как это можно исправить. Возможно, можно изменить их внутренние регулирующие документы.  Если мы видим, что командир понимает, что нужно менять ситуацию, мы разрабатываем тренинги. Но, к примеру, мы не рассказываем, как проводить разминирование, мы говорим, почему они должны это сделать.

Международное гуманитарное право - это не только о том, что нельзя делать, а еще и о том, что люди должны делать. Когда силовые структуры контролируют территорию, они должны понимать, что люди, живущие там, находятся под их защитой и ответственностью.  

Но военные могут это знать. К примеру, они могут понимать, что нельзя, размещать военную технику возле школы. Но у них есть задание – выполнить военную операцию.

В таком случае они должны предпринять все возможное для минимизации рисков для гражданского населения. Также люди, которые выполняют военные приказы должны знать, что по закону у них есть право не исполнять преступный приказ.

Но как можно плодотворно разговаривать с военными, которые отрицают стрельбу и прочие нарушения?

Чаще всего именно так и происходит. Стороны отрицают какие-то нарушения. Мы здесь не для того, чтобы кого-то обвинять. Наша задача - дать им инструменты и информацию о том, как это можно сделать по-другому. Мы не пытаемся заставить их признать, что они делают что-то не так. Мы говорим, как еще можно поступить по-другому, чтобы в следующий раз минимизировать плачевные последствия для гражданского населения и не только.

Международное гуманитарное право - не про то, что нужно сложить оружие. Оно про то, какое оружие использовать и как это делать. Если можно минимизировать количество жертв, давайте минимизировать.  Ведь если одна сторона стреляет, то вторая стреляет в ответ. По нормам международного гуманитарного права, ответные незаконные действия не становятся законными, они точно так же запрещены. Но, тем не менее, это то, что каждый должен держать в голове. Если одна сторона сделала что-то, то другая сторона сделает что-то похожее. Есть и обратный эффект: чем меньше вы совершаете нарушений, тем активнее и вторая сторона улучшает свое поведение. Это не только касается защиты гражданского населения. Стоит ли вести стрельбу, находясь рядом со школой, если в этом нет крайней необходимости? Командование должно понимать, что часто оно подвергает опасности своих солдат. Хотя наша задача – защита гражданского населения, мы много говорим с военными об их собственной защите и безопасности. Часто это может их больше мотивировать.

Можете ли вы назвать самые болезненные вопросы, связанные с конфликтом на Донбассе?

Обстрелы и повреждения гражданской инфраструктуры, школы, больницы, детские сады. Мы видим, что часто это даже не целенаправленные обстрелы. Эти учреждения страдают, потому что рядом размещены силовые структуры. Большая проблема – планирование операции с учетом того, что здесь живет гражданское население. Продумывается ли, какие жертвы могут быть, допустимы ли такие жертвы, исходя из потенциального военного преимущества, какое оружие можно применять, учитывая, что рядом социальный объект, в какое время атаковать. Использовать оружие избирательного действия или нет. Еще две важные проблемы – мины, как я уже говорила, и ситуация на КПВВ. Пунктов пропуска всего пять. Если бы их было больше, было бы меньше риска оказаться под обстрелом. Также стоит отметить проблемы без вести пропавших. Ведь Европейский суд по правам человека квалифицирует пропажу человека, как пытку для всей семьи, которая годами может его искать.

Увеличить количество КПВВ – это единственное решение ситуации или можно еще как-то помочь?

Остановить конфликт.

Да, это решение большинства проблем…

В случае с работой КПВВ есть множество технических вопросов, в которых мы не являемся экспертами. Мы же настаиваем на гуманном отношении силовых структур и чиновников к простым людям, потому что они оказались заложниками ситуации. К тому же, мы считаем, что сторонам конфликта нужно вести диалог о базовых потребностях людей.

НОВОСТИ ДОНЕЦК / ЛУГАНСК ВСЕ
13:01
В «ДНР» заявили об обстреле школы в Донецке
09:10
Аваков: Местные элиты не смогли дать отпор «ДНР» и «ЛНР»
08:28
ОБСЕ рассказала подробности взрыва в Луганске
22:55
Главные события 20 марта в подконтрольных «ДНР/ЛНР» районах
17:17
СМИ: Связанное с Жеваго предприятие продает шины на подконтрольную «ДНР» территорию
15:53
В «ДНР» заявляют, что собрали ДНК-данные пяти тысяч погибших на Донбассе
14:00
Люди жалуются на перевозчиков «ДНР»
10:50
«ДНР»: У жительницы Снежного нашли и забрали три гранаты
08:26
ОБСЕ нашла на Донбассе российские современные комплексы радиоэлектронной борьбы
21:58
Главные события неподконтрольного Донбасса за день
17:01
ОБСЕ снова зафиксировала авто российской полиции на неподконтрольной территории
15:35
В «ДНР» рассказали о проблемах сельхозпроизводителей
12:24
«ДНР»: Мужчина угрожал взорвать больницу муляжом гранаты
12:02
Пушилин рассказал о сложности пути в Россию
08:54
В Луганске взорвалась машина
18:25
Аваков говорит, что надо уважать русскоязычных украинцев
18:14
Водоканалы обратились к СНБО и Кабмину по поводу возможного обесточивания
17:54
Адвокат: СБУ возобновила расследование в отношении Саакашвили
17:45
Два языка или одна мова? Закрываем вопрос ►
17:00
У жителя Донецкой области нашли оружие и наркотики. Он пытался «договориться» за взятку
16:27
Аваков допустил, что Путин «придет сдаваться»
15:25
СБУ объявила о разоблачении преступной сети, которая продавала наркотики с помощью Telegram
15:15
Из России депортировали подозреваемого в шпионаже украинца
14:45
У Путина отреагировали на публикации в СМИ о его планах остаться при власти
14:33
ОБСЕ зафиксировала новые мины под Мариуполем
13:58
Зубко: На Луганщине после деоккупации создадут 11 территориальных громад
13:01
В «ДНР» заявили об обстреле школы в Донецке
12:35
В СБУ заявили о задержании боевика батальона «Призрак»
11:54
Госдеп США ищет новые варианты противодействию России
11:25
Аваков: Ахметов мне говорит, что без Украины Донбассу плохо