Новости Донбасса
novosti.dn.ua
БЕСПЛАТНО – В App Store
скачать

Жительница Луганщины, которую месяц не пропускали через КПВВ, выиграла суд. Детали

Жительница Луганщины, которую месяц не пропускали через КПВВ, выиграла суд. Детали

Из-за пандемии коронавируса уже более 8 месяцев контрольные пункты пропуска на Донбассе работают по жесткому графику. Правила пересечения линии соприкосновения изменились как с украинской стороны, так и со стороны группировок «Л-ДНР». Несмотря на то, что все украинские КПВВ открыты, полноценно работают лишь два – «Новотроицкое» на Донетчине и «Станица Луганская» на Луганщине – «ДНР» и «ЛНР» отказываются открывать свои пункты пропуска.

Месяц жизни в недостроенном павильоне на КПВВ. Без денег, еды и удобств

За время пандемии на Донбассе были периоды, когда все КПВВ были закрыты, а людей не пропускали в обе стороны. В один из таких периодов, весной этого года, 62-летней Валентине пришлось жить на КПВВ «Станица Луганская» почти месяц. Женщина с инвалидностью III группы, болеет сахарным диабетом, что делает ее зависимой от лекарств. Кроме того, у нее ряд хронических заболеваний.

Валентина гостила у родственников в Полтавской области, там же она получала пенсию как переселенка. Но живет она на территории, которую украинская власть временно не контролирует. Ее дом находится в Краснодоне (оккупированная территория Луганской области).

«Зеленский (президент Украины Владимир Зеленский, - ред.) сказал, что последняя граница закрывается 27 марта. Поэтому мы все за последние деньги решили сюда поскорее приехать, чтобы попасть домой. Когда я приехала, здесь было около 40 человек, которых не пропускали. Но нам же объяснили, что одностороннее движение для тех, кто там проживает, будет», – рассказала Валентина. 

Но женщина не смогла вернуться в Полтавскую область так же, как и родственники не смогли выехать к ней в Станицу Луганскую – транспортное сообщение между областями было закрыто в конце марта.

У женщины не было с собой денег для того, чтобы уехать из Станицы Луганской, где-либо снимать жилье и питаться. Местная власть не предоставила пенсионерке временное жилье.

Валентине и еще нескольким таким же «застрявшим» на КПВВ, местный житель предложил пожить в недостроенном торговом павильоне. Внутри стояла печь-буржуйка, которая позволила им не замерзнуть ночами, пока они находились на КПВВ. Едой помогали волонтеры и местные жители.

Женщина вернулась домой 24 апреля, а к осени ей удалось в суде добиться компенсации от украинских чиновников. В мае Луганский окружной административный суд частично удовлетворил ее иск, 16 ноября первый апелляционный административный суд в Краматорске признал противоправными как действия пограничников, так и бездеятельность поселковой Станично-Луганской власти. Адвокатам Благотворительного фонда «Право на защиту» удалось доказать в суде неправомерные действия чиновников и пограничников. В чем же их неправота? Сотрудники пограничной службы пользовались не законом Украины, а секретными приказом командующего Объединенных сил, а местная власть в Станице Луганской не помогла женщине в тяжелых обстоятельствах – так установил суд.

Станично-Луганский поселковый совет был в курсе о том, что на КПВВ находятся люди, которые не могут позволить себе куда-либо уехать или снимать жилье за деньги. Чиновники отказали в помощи Валентине, потому что она не зарегистрирована в Станично-Луганском районе, то есть не живет там. К тому же, в поселковом совете говорят, что на территории района просто нет социального жилья ни в собственности райадминистрации, ни у органов местного самоуправления.

Но у суда другая позиция.

«Во время чрезвычайных ситуаций именно органы местного самоуправления, обязаны принимать соответствующие меры по жизнеобеспечению пострадавших, находящихся на определенной территории. В данном случае такая обязанность возложена на Станично-Луганский поселковый совет, на территории которого находилась истец», – говорится в решении суда.

Суд отмечает, что истец оказалась в сложной жизненной ситуации из-за карантина и не смогла вернуться туда, где она зарегистрирована как переселенка – в Кременчуг (Полтавская область).

«То есть, фактически в связи с ситуацией в Украине, которая сложилась из-за эпидемии COVID-19 и обстоятельств, не зависящих от воли истца, истец не имел возможности покинуть пределы пгт. Станица Луганская, что в свою очередь повлекло для нее определенные негативные последствия, поскольку она осталась без соответствующего места проживания, продуктов питания, медикаментов и тому подобное. Таким образом, суд отмечает, что указанные обстоятельства не могли не привести к негативным последствиям для истца, в том числе не нанести ей морального вреда», - пришла к выводу судья.

Теперь Станично-Луганская райадминистрация должна выплатить Валентине 14 тысяч гривен, а Госпогранслужба Украины – 5 тысяч гривен в качестве компенсации за моральный ущерб.

Олег Тарасенко, старший стратегический юрист благотворительного фонда «Право на защиту, отмечает, что обязанность выплатить компенсацию наступила не так давно – около двух недель назад.

«Сейчас мы уже подали на исполнение в Государственную казначейскую службу, после чего должны деньга выплатить. В проекте госбюджета на следующий год пока нет средств на финансирование соответствующей бюджетной программы. Но мы надеемся получить эти деньги в этом году», – рассказал юрист.

Человек сам оценивает размер морального вреда исходя из собственных переживаний, страданий. Но при этом компенсация должна быть в разумных рамках и быть адекватной. Размер морального вреда в конечном итоге определяется судом во время рассмотрения дела.

БФ «Право на защиту» помогает переселенцам и жителям временно оккупированных территорий бесплатно – предоставляет правовую помощь. Как рассказал Тарасенко, в большинстве случаев истцы не присутствуют на судебных заседаниях. Все что требуется – лично подписать договор с адвокатом. И больше он не тратит свое время, его делом занимается адвокат.

Также по теме: 

Приказ приказом, но оставлять людей в беде нельзя

История Валентины – не единственная в практике юристов этого благотворительного фонда. Но пока она одна из немногих, доведенная до конца. Среди похожих дел юрист называет случаи, которые произошли в первую волну закрытия КПВВ. Тарасенко подчеркивает, что пограничная служба руководствовалась секретным приказом командующего ООС, из-за чего пожилые люди, подобно Валентине, по несколько дней, а то и недель жили неподалеку от КПВВ. В июне это произошло не потому, что пункты пропуска зарылись, а потому что большинство пенсионеров и других людей узнавали о правилах пересечения линии соприкосновения лишь на месте. Для многих обязательная установка приложения «Дій вдома» оказалась нереальной задачей. Обратно, в Донецк или Луганск не пропускают «Л-ДНР», потому что людей нет в списках, а на подконтрольную территорию не выехать, потому что нет смартфона с приложением. 

«У нас есть решения по мартовским случаям, еще будет решение по ситуации в июне, когда люди жили в поле без еды и воды – судебные заседания продолжаются. Мы рассчитываем в этом году получить решение первой инстанции. В Конституции написано, что человек является высшей социальной ценностью. Органы власти должны понимать, что их деятельность направлена не только на выполнение формальных чиновничьих функций. Нужно, чтобы органы государственной власти смотрели шире на ситуацию и понимали, что если люди живут в поле среди мин трое суток, то нужно решать эту проблему безотлагательно».

Юрист согласен, что иногда человек должен быть ответственен за свою ошибку, если выезжает, заранее понимая, что нарушает установленные правила пересечения КПВВ.

«Но это не повод держать людей в «серой зоне», где повсюду заминированы поля. Должен быть штраф, но не угроза жизни и здоровью», – считает Тарасенко.     

Проезд через КПВВ на Донбассе – утомительный, не всегда дешевый и часто долгий. Так было до начала пандемии, так происходит и сегодня. Разве что пассажиров стало в десятки раз меньше. Главная функция пунктов пропуска, пока на Донбассе продолжается вооруженный конфликт, – безопасность людей и украинских территорий. 

Юрист отмечает, что государство может применять определенные ограничения с целью общественной и государственной безопасности.

«Такие ограничения могут быть законными, но являются ли они правовыми – это уже другой вопрос», – комментирует Тарасенко.

По его словам, государство должно придерживаться прозрачной процедуры принятия решений, то есть коллегиально и публично. И главное, любые ограничения прав людей должны быть оправданы и соответствовать верховенству права.

Также по теме: 

НОВОСТИ ДОНЕЦК / ЛУГАНСК ВСЕ
17:25
СБУ: Задержанный агент ФСБ РФ предстанет перед судом
17:19
На Луганщине за сутки выявили три новых случая COVID-19
17:16
В 2020 году КПВВ Донбасса пересекали почти на 80% реже из-за ковида
17:11
«ДНР» нашла нарушителей карантина почти в половине проверенных автобусов и такси
15:37
Дайджест НД: вакцинация в Донецке, тесты на КПВВ и телефонные аферисты в тюрьмах «Л-ДНР»
15:23
В Мариуполе на Крещение не будет «официальных» прорубей для купания
15:14
Лавров заявил о «поддержке» РФ передачи украинцев из тюрем «Л-ДНР» Медведчуку
15:04
В ДонОГА объяснили розоватый окрас воды из крана
13:57
Россия отвергла предложение Украины вернуть контроль над границей на Донбассе
13:52
Работники музеев Украины и Польши обратились к ОБСЕ, чтобы освободить горловчанку из плена «ДНР»
13:25
Убийство основателя мариупольского рынка: новые подробности
12:35
Лавров назвал «серьезной уступкой» участие РФ в составлении «дорожной карты» урегулирования на Донбассе